Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Другим показателем этого служит и численность группы: вместо того чтобы начать штурм, как это обычно бывает, большим составом без специальной подготовки, командование проводит тщательный отбор солдат, ориентируясь на их боевые качества. В результате получается весьма разнородная группа, в нее входят представители не менее десяти национальностей, русские составляют всего половину численного состава. Подразделение «интернациональное» в советском значении этого термина, его состав отражает многонациональный характер государства. В случае успеха этот фактор будет иметь большое значение для пропаганды.

Командование отрядом поручено старшему лейтенанту Григорьянцу, армянину, получившему подготовку в школе высокогорной разведки на Кавказе. Его семья была выслана в Среднюю Азию. Молодого офицера, высокого и худого, с густыми черными бровями над глубоко посаженными карими глазами, в неизменной кубанке хорошо знают в гарнизоне.

«Группа Григорьянца», как теперь будут называть отряд, извлекла уроки из поражения «группы восьмидесяти», случившегося несколько дней назад. Для захвата базы существует единственный путь — подойти надо через ледник, прячась по ночам в пропастях. Но, чтобы обойти гигантские непреодолимые провалы на восточном склоне вулкана, ставшие причиной гибели первой группы, Григорьянц решил идти через наиболее близкий к базе ледник, воспользоваться ночью, чтобы обойти здание с его многочисленными окнами-иллюминаторами, и атаковать сверху. Чтобы выйти на такую позицию, ему необходимо в течение нескольких дней передвигаться через ледник, соблюдая при этом все правила маскировки. Ведь в отличие от пути, по которому две недели назад шли его товарищи, этот маршрут постоянно находится в поле зрения немецких часовых, расставленных в разных точках вдоль всего склона. Генштаб дал отряду три дня, чтобы занять позиции для боя, и высказался в пользу ночного штурма, обеспечи-вающего более благоприятные условия для атакующих на белых просторах ледника.

Сражение, уникальное для всей истории Второй мировой войны, поскольку ему предстоит развернуться на высоте более 4000 метров и в нем предполагается участие нескольких сотен бойцов с обеих сторон, намечено на одиннадцать часов ночи 27 сентября. За два дня до этой даты другие советские части должны начать одновременный отвлекающий штурм всех немецких постов и пулеметных гнезд, установленных на гребне ледника, у «Старого Кругозора» и вдоль тропы, ведущей в долину.

О том, как развивались события, подробно, час за часом, пишет в своем отчете майор Ханс Майр, командующий сектором с немецкой стороны:

«17.00. Со всех опорных пунктов — “Журавля”, “Трак-торной дороги”, Обсерватории, “Головы скалы” — и пунктов обороны на перевале сообщают о повышенной активности, противник поднимается из долины по всем направлениям, но отступает под огнем нашей обороны. Штурм представляется неминуемым. Выставлены передовые посты подслушивания. […]

21.0. На всех немецких позициях, включая даже командный пункт в домике метеорологов над приютом, слышна интенсивная стрельба. Объявлена тревога в местах расположения войск и на всех опорных пунктах. Противник пускает в ход тяжелое пехотное вооружение, но остается вне зоны досягаемости наших минометов и пулеметов. Представляется немыслимым, чтобы противник попытался пройти ночью через пропасти ледника Азау. Против наших позиций попрежнему ведется плотный огонь, но пехота противника не переходит в наступление. Мы прекращаем огонь, чтобы не тратить боеприпасы.

23.0. Огонь противника стихает, потом прекращается полностью. Я неспокоен. Что может означать этот оружейный салют?»70

Он означает, что Григорьянц не дошел до места к назначенному времени. И тишина, воцарившаяся в горах, символизирует разочарование и тревогу, охватившие всех, отвечающих за операцию с советской стороны. В отсутствие эффективной радиосвязи, что весьма характерно для Красной армии, никто не может знать, что случилось с сотней бойцов элитного подразделения, которому было поручено атаковать противника с вершины горы. Из советских частей, поливающих огнем здание «Старого Кругозора», поступают донесения о странном явлении: в ледяных траншеях даже ночью хорошо видны силуэты вражеских солдат. Но, несмотря на интенсивный обстрел, явно достигающим цели, они стоически сопротивляются и не уходят с позиций. Разведка, проведенная на следующий день, выясняет, что на самом деле речь идет о замерзших трупах советских солдат, выставленных на немецкие позиции в качестве пугал и мишеней одновременно.