Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Тем временем подразделение, совершающее восхож-дение на ледник, слышит грохот перестрелки и взрывы мин. Но Григорьянц опаздывает. Тайный путь, по которому он в течение трех дней и ночей пробирался через нагромождение льда, пропасти и скалы, оказался гораздо сложнее и круче, чем предполагалось. Приходилось постоянно сворачивать, чтобы обойти наиболее опасные провалы. В условиях разреженного воздуха и крайне низкой температуры сложнее всего оказалось пройти последние километры. К рассвету отряд оказывается на высоте 4200 метров, на уровне «Приюта Одиннадцати». Двигаться дальше рискованно: могут заметить немцы. Даже отступление представляется невозможным. Григорьянц и сопровождающий его политкомиссар Кириченко решают идти прямо на запад, к конечной цели, то есть к базе.

Восход солнца застает группу в центре снежного поля, в нескольких сотнях метров от пулеметных расчетов «журавлиного гнезда», защищающих восточный фланг базы; ее сразу же засекают немецкие часовые. Егеря внезапно видят через свои прицелы фигуры в белом камуфляже — подобно призракам, они вырастают из снега и бегут прямо на них. Звучит сигнал тревоги, начинается стрельба. Крик: «За Родину, ура!» Словно готовясь к штыковой атаке, Григорьянц встает и бросается вперед, передвигачсь прыжками, пользуясь каждым выступом, каждой впадинкой, чтобы лечь и перевести дух. Бойцы неуклюже бегут за ним под пули врага, уцелевшие залегают в ложбинке менее чем в двухстах метрах от немецкого дота.

Из отчета майора Майра: «Около четырех часов, в предутреннем полумраке, со стороны «журавлиного гнезда”, самой высокой точки обороны на Эльбрусе, послышались очереди одного из наших пулеметов. Тревога! Произошло невероятное. Противник поднялся на ледник через испещренное пропастями поле на севере и пытается напасть на нашу базу сверху. Задействованы все резервы! Противник залег в углублении недалеко от наших линий и остается неуязвимым для наших пехотных орудий. Горная пушка 36-го калибра бьет слишком далеко, наша минометная группа находится в помещении метеостанции, но единственное там имеющееся орудие выходит из строя после нескольких выстрелов, так как заклинивает механизм отката. Русские не жалеют патронов. Мы ввели в действие гранатометы.

05.0. Группа поддержки заняла позиции в тылу противника. Несмотря на помехи в виде голого льда, трещины и пропасти, ему удается продвигаться вперед. Контратака привела бы к большим жертвам, поэтому ее решено отложить. Группе поручено воспрепятствовать любой попытке отхода противника. Русский доброволец, состоящий у нас на службе, получил приказ подойти как можно ближе к русским позициям и призвать своих соотечественников сдаться. Он возвращается с тремя ранеными советскими солдатами. На допросе выясняется, что вражеская группа состоит из сотни опытных альпинистов под командованием старшего лейтенанта и политкомиссара. Они потеряли двадцать человек убитыми, с ними двадцать раненых».

Осада продолжается чуть более чем до полудня. Шум боя, доносящийся с вершин, заставил советские подразделения, ранее отправившиеся на собственные диверсионные задания, развернуться и попытаться прийти на помощь товарищам. Напрасно. К двум часам дня судьба отряда решена. Но, начиная с этого момента, описания событий с немецкой и советской сторон, появившиеся после войны, резко расходятся. Из окружения удается вырваться только трем бойцам из группы Григорьянца. Один из них — это политинструктор Елисеев. Еще одного солдата на следующий день найдут тяжело раненным на подступах к леднику и эвакуируют. Все остальные, по словам выживших, пали смертью храбрых на поле боя. Лейтенант Григорьянц, оставшись без патронов и уже раненный в ногу пулеметной очередью, попытался забросать противника гранатами. Последнюю пулю он оставил для себя.