Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Зимой горы совершенно преображаются. Надо прокладывать новые маршруты, избегая области наиболее вероятного схода лавин. Отмечать самые опасные проходы палками и веревками. Пытаться поддерживать связь, бесконечно восстанавливая дорогу к самым удаленным постам. Но каждое перемещение связано с тем, что об-мороженные, измученные, неуверенно идущие солдаты срываются в провалы и трещины. «Они просто начинают скользить по склону, и мы только слышим протяжный крик: “А-а-а!» и закрываем глаза, ведь сделать ничего нельзя, мы даже не найдем их в этих пропастях»75. Смертельно опасны и лавины, срывающиеся вниз, в долины. А когда происходит катастрофа, то зачастую никто не знает, как следует реагировать. Уже в первые дни зимы сход снега накрывает колонну из сорока шести человек, поднимавшуюся с запасами продовольствия и боеприпасов к перевалу Донгуз-орун, одному из самых важных путей, еще оставшихся в руках советских войск. Двадцати шести членам группы удалось выбраться самостоятельно, однако, «не имея представления о правилах поиска жертв лавины, — рассказывает Гусев, — спасшиеся, не увидев никаких признаков жизни на поверхности снежной массы, вернулись в свою часть с донесением о трагедии. На место была немедленно отправлена спасательная экспедиция, которой удалось найти всех солдат, оказавшихся под снегом. Но помощь пришла слишком поздно. И в то время потери такого рода были далеко не редкими»76.


На всей линии горного хребта выживание превращается в проблему. На долю немцев также выпадают тяжелые испытания. Линии снабжения на долгие периоды оказываются перерезанными. Впрочем, они успели под-готовиться, советские разведчики еще в начале октября сообщали, что видели сотни мулов с грузом оборудования для зимовки, поднимавшихся к перевалам, занятым противником. Кроме того, позиции немцев на высоких точках перевалов, как правило, более выгодны, и им, в отличие от обороняющихся советских войск, не приходится думать о том, чтобы запереть каждое ущелье, откуда можно пройти к югу. Например, на перевале Чипер-Азау (3300 м), одном из тех, которые генеральный штаб не счел нужным защищать до прихода егерей, всю вторую половину сентября идут жестокие бои. Русским удается отбить перевал и господствующую над ним высоту, но потом они снова переходят к немцам.

За две недели кровопролитных сражений (странно выглядит эта траншейная война на высоте 3000 метров) советские войска теряют половину личного состава. Следы бойни на этом, как и на других, перевале будут находить в течение многих десятилетий. С началом снегопадов советские защитники занимают позиции в нескольких сотнях метров ниже перевала, который им приказано отбить любой ценой. Мало того, что они представляют собой легкую мишень для вражеских минометов, теперь им угрожают лавины, и они отрезаны от собственных тылов. Каждый обмен выстрелами эхом отдается в горах, от него содрогаются белые массы, навис-шие над головами бойцов. Очень часто егеря специально стреляют по разломам в ледяной корке, чтобы вызвать сход лавины и похоронить под ней противника или подходящие колонны с подкреплением.

В середине октября снег в горах идет четыре дня подряд. Всякая связь с оборонительными постами на Чипер-Азау потеряна. В долине нарастает беспокойство, поэтому, как только снегопад ослабевает, вспомогательные части пытаются проложить путь наверх. На пятый день им удается добраться до позиций, которые до сих пор удерживали горные артиллеристы. Лейтенант Алексей Стрелец, командующий спасательной группой, не замечает на месте никаких признаков жизни, «ни единой пушки, никаких следов каменного убежища, где прячутся люди». «Хотя мы знали, где находились артиллеристы, нам все же потребовалось два часа, чтобы освободить их. Снег засыпал их полностью. Все были живы, но кое-кто обморозился». Толщина снега над позицией достигала двух метров. Спасение отмечают как праздник, по этому поводу выпивают по сто граммов водки, разжигают в укрытии слабый огонь и поют «Катюшу». Немного дальше спасателям удалось установить контакт с другой батареей, которая насчиты-вает около двухсот человек. Но там дело обстоит не так радостно. Отрезанные от своих, голодные, не имевшие возможности согреться в течение пяти дней защитники понесли тяжелые потери: двадцать три человека умерли от холода, сто шестьдесят три получили сильные обморо-жения, их необходимо срочно переправить в долину.