Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

6

Хлеб-соль: немцев встречают с распростертыми объятиями

И все же, самым сильным ударом по советскому режиму, нанесенным во время операции «Эдельвейс», стало не взятие Эльбруса. И не та страшная угроза, что в течение всего лета и осени 1942 года нависала над перевалами и подступами к Черноморскому побережью или к холмистым равнинам Грузии и Южного Кавказа. Даже ужасающие потери, понесенные Красной армией в ходе упорной, иногда безнадежной обороны массива, вскоре раствори-лись в общих цифрах невероятных жертв, принесенных всем советским народом во имя победы. Но руководство партии и страны не могло забыть о том, какой теплый прием оказали многие жители Кавказа немецким солдатам.

В некоторых местах оккупанты за несколько недель смогли завоевать симпатии населения, особенно нерусского, что подрывало хваленую «национальную политику» режима. И свидетельствовало о ее полном фиаско.

Уже в июле 1942 года, форсировав Дон во время кровопролитных боев за Ростов, войска вермахта вступили на земли русского Юга. Вначале немцы прошли по территориям, традиционно населенным казаками, а потом их путь пролегал через земли, где жили такие разные народности, как крымские татары, черкесы, карачаевцы и балкары, калмыки (обитатели степей к северу от хребта), осетины; в глубь других республик немецкой армии проникнуть не удалось, но в течение не долгого времени она контактировала с ингушами, чеченцами, а на южной стороне перевалов — с абхазами и грузинами. Вся эта на-циональная мозаика осложнялась присутствием внутри региона и других этнических групп, некоторые из которых — например, русские или украинцы — были очень многочисленными, а другие — незначительными по чис-ленности, как армяне, греки или таты («горские евреи»).

Кавказ, с его шестнадцатимиллионным населением, представляет собой удивительное смешение чуть ли не сорока народностей, принадлежащих к разным культурам, говорящим на разных языках и исповедующим разные религии. Среди них есть и многомиллионные этнические группы, и уникальные сообщества, состоящие всего из нескольких тысяч человек.

И если до этого времени на Украине или в Белоруссии немецкие оккупанты проводили политику репрессий, террора и порабощения, то на Кавказе представители вермахта на Южном фронте решили избрать совершенно иную тактику. Причин такого дифференцированного подхода очень много, и разобраться в них сложно. Корнями эти причины уходят и в расовую теорию, служившую основой идеологии рейха, и в практические интересы армии.

Гитлер, одержимый болезненной ненавистью к славянским народам, которых он считал низшей расой, недостойной жить иначе, кроме как в подчинении у германской элиты, не испытывал такой же разрушительной злобы в отношении кавказских народностей. В 1920—1930-х годах ученые европейских стран, исследовавшие индоевропейские истоки своего общества, выявили существование глубоких исторических и антропологических связей между Европой и кавказцами; тем самым они невольно подвели основание под теорию арийских народов, столь милую сердцу нацистов. Так, некоторые немецкие исследователи считали осетин, потомков скифских кочевников и персидских народностей, арийцами Кавказа; в свете модных тогда теорий — чуть ли не собственными дедами. Бешеная полемика по этому поводу велась буквально до самой войны. Некоторые аппаратчики в Советском Союзе увидят в упомянутой теории повод для того, чтобы бросить целые народы в сталинскую мясорубку82, а против Жоржа Дюмезиля, выдающегося французского специалиста по лингвистике Кавказа, будут выдвинуты абсурдные обвинения в подготовке почвы для нацистского расизма.

Рассуждая стратегически, рейх решил сделать одним из своих главных аргументов антиколониальную борьбу, и ему, в частности, удалось привлечь на свою сторону наиболее ревностных и воинствующих националистов, действовавших в то время в мусульманских странах, от Северной Африки до Индии, не говоря уж о Ближнем Востоке; Кавказ, наряду с соседними Турцией и Ираном, стал одним из решающих элементов этой «реальной по-литики», достойных того, чтобы обращаться с ними бережно и превратить в будущем в своих сторонников.