Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

За Тереком чеченцы занимают обширную территорию, покрытую густыми лиственными лесами, подни-мавшимися затем по склонам и в долины Большого Кавказа до самой границы растительной зоны. Здесь растут буки, дубы, каштаны и многие другие виды деревьев, а также дикие яблони, груши и орешник. Деревни ставят на лужайках, неподалеку от рек. Традиционные дома, или сакли, строят из бревен, обмазанных глиной. Вокруг, на той же лужайке, разбивают сады, где выращивают овощи и фрукты. Есть также поля, засеянные кукурузой, пшеницей, рожью, ячменем. Деревни, которые, как и повсюду на Кавказе, называют аулами, труднодоступны для русской армии, особенно для артиллерии. Впрочем, в отличие от поселений в Дагестане или в центральной части Кавказа, в них совершенно нет укреплений. Дворы и сады выходят прямо к лесу, традиционному месту убежища для чеченцев. В случае опасности женщины и дети имеют обыкновение уходить в лес и угоняют туда же коров, овец и домашнюю птицу. Лесной массив с его многовековыми деревьями и густым подлеском служит самой надежной защитой. По дорожкам и тропинкам, связывающим между собой разные местности, не могут пройти тяжелогруженые повозки, а каждый куст, каждое дерево может быть использовано как укрытие для стрелка. Русским солдатам приходится передвигаться с ружьем в одной руке и топором — в другой.

И естественным образом лес вскоре становится основной ставкой в борьбе между русскими и чеченцами. Шамиль категорически запретил рубить деревья, даже и для законных целей, пригрозив нарушителям строгими карами. За каждое срубленное дерево надо отдать корову или быка. А иногда тайных рубщиков вешают, а их тела в назидание другим оставляют болтаться на веревке в центре деревни на целую неделю. Со своей стороны, армия проводит значительную часть времени за вырубкой леса на обширных участках вдоль своих дорог и вокруг лагерей, чтобы ограничить наносимый ущерб и вынудить противника открыться. В принципе, делается попытка очистить все основные пути, для этого справа и слева от дорог лес вырубают на расстоянии, превышающем дальность выстрела из винтовок, которыми были вооружены чеченцы. Эта работа требует титанических усилий. И вырубка леса, начавшаяся при Ермолове, будет продолжаться без перерыва на протяжении всего XIX века, до тех пор, пока все восточное предгорье Кавказа не станет практически безлесным26. «В конечном итоге, чеченцев победили топором, а не железом», — констатирует один из лучших летописцев той войны англичанин Джон Фредерик Бэддли27.

Следуя плану Ермолова, армия прочесывает Чечню, сжигая аулы на своем пути. Походы через густые леса отнюдь не похожи на приятные прогулки, и об этом свидетельствуют воспоминания одного русского офицера: «Будучи отличными стрелками, невероятно храбрыми, способными на дерзкие военные вылазки, как и прочие кавказские горцы, они [чеченцы] великолепно умеют использовать все преимущества местности в целях обороны, они замечают все наши ошибки и заставляют нас расплачиваться за них с невероятной быстротой. […] На всем протяжении нашего пути велись бои, гремели выстрелы, свистели пули, наши люди падали, а враг оставался невидимым. Только легкие дымки, поднимавшиеся над кустами, выдавали их присутствие; не имея другой мишени, наши солдаты были вынуждены стрелять в направлении этих дымков. […]

Порядок на марше и расположение наших лагерей были как нельзя лучше приспособлены к характеру этой войны и никогда не менялись. Колонна строилась следующим образом: в авангарде и в арьергарде — по батальону пехоты, усиленному легкой артиллерией, там, где имелись дороги. Кавалерия, резервная артиллерия и интендантские службы занимали место в середине колонны, с обеих сторон их прикрывали ряды пехотинцев. Перед авангардом и позади арьергарда, справа и слева от колонны, по всей ее длине, шли стрелки. На плоской и открытой местности это фланговое прикрытие отходило от основной колонны на расстояние ружейного выстрела. В лесу им приходилось продвигаться в соответствии с характером местности, пытаясь защитить колонну от вражеских выстрелов, которые, попадая в плотное скопление войск, могли нанести большой урон.