Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Уроженец Тюрингии, Оберлендер стал специалистом по аграрной экономике, и его жизнь и карьера оказались тесно связанными с восточными землями: Восточной Пруссией, Польшей, балтийскими странами, Украиной и Россией, вскоре оказавшимися в центре политических и территориальных притязаний Германии. Получив назначение в Кенигсбергский университет, Оберлендер начал проводить там экономические исследования в духе работ русского теоретика Чаянова и немца Пауля Момберта, в центре внимания которых находился поиск теоретического оптимума сельскохозяйственного населе-ния в таких странах, как Польша или государства Балтии. Молодой ученый много путешествовал и посвягцал долгие месяцы практическому изучению современных методов ведения сельского хозяйства как в Советской России, так и в Китае, Японии, США и Канаде. В частности, в СССР он побывал в районах на юге России и в предгорьях Кавказа, выучил русский язык и даже дискутировал с теоретиками коллективизации, с партийными теоретиками, в том числе с самим Бухариным.

Эти посещения первых коллективных хозяйств оставили у него чувство глубокою отвращения к большевизму, с которым он будет бороться до конца жизни. В 1933 году Оберлендер вступил в национал-социалистскую партию, что очень помогло ему в научной карьере. Он разработал модель для определения уровня «сельскохозяйственного перенаселения», позволявшую рассчитать объем доступной рабочей силы. По его оценке, для страны типа Польши эта цифра составляла несколько миллионов жителей. Его теория была нацелена на определение возможности процесса перехода трудоспособного населения в сферу промышленности. Другие экономисты, в том числе и ученики кенигсбергского профессора, сделают из нее собственные выводы. Эта путаница, как и принадлежность к нацистской партии, впоследствии навлекут на Оберлендера обвинения в том, что он проложил путь политике погромов и истребления, проводившейся нацистами в Восточной Европе.

В 1937 году профессору приходится покинуть Кенигсберг. У него возникли глубокие противоречия с местными нацистскими властями. И тогда Оберлендеру по-счастливилось найти нового и влиятельного покровителя в Берлине — им становится адмирал Канарис, начальник управления военной разведки рейха. Канариса давно занимал вопрос о поиске лучших методов подчинения России и населяющих ее многочисленных народностей. В период службы в абвере Оберлендер посвящает себя углубленному изучению этого региона и на основании своих изысканий формулирует рекомендации, которые в 1942 году лягут в основу «кавказского опыта»102: уважение и поощрение национальных, религиозных и культурных различий под немецкой властью, разрушение коллективных хозяйств, раздел земли между крестьянами и создание вооруженных сил из местного населения под знаменем Великой Германии.

Летом 1942 года, когда после долгих закулисных интриг в берлинских коридорах власти Гитлеру приходится принять решение относительно административного устройства недавно оккупированных земель на Кавказе, Оберлендер и его сторонники получают возможность перейти к практическим действиям. Военные, при поддержке аппарата адмирала Канариса, выступают за времен-ное решение, которое дало бы им свободу в управлении регионом. Они хотят умерить аппетиты Министерства по делам восточных территорий и корпуса СС и тем самым избежать повторения чудовищного украинского опыта. Квартирмейстер генштаба генерал Вагнер берется переговорить об этом с Гитлером: чтобы добиться принятия нужного решения, он подчеркивает, что предложение носит временный характер, и описывает теплый прием, оказанный немцам населением региона. Наконец 8 сентября Гитлер ставит свою подпись под инструкцией, передающей армии все политические полномочия для управления Кавказом.

Оккупационные власти быстро создают первые административные структуры, состоящие из представителей местного населения. Уже в августе, к моменту прихода немецких войск в горы, формируется «добровольческий корпус карачаевцев». Его члены действуют согласованно с немецкими войсками и оказывают им поддержку, в частности помогают альпийским стрелкам во время контр-наступления на Эльбрусе 10 и 11 сентября, чем заслуживают единодушное одобрение немецкого командования. В ежедневных донесениях командиры частей отмечают «бесценную и выдающуюся поддержку», оказанную их солдатам, например, во время боев у деревни Хурзук. Они «с большим удовлетворением» отмечают, что черкесы, кабардинцы и особенно живущие в долинах на восточных склонах Эльбруса балкарцы, как и карачаевцы, отнеслись к немцам «с доверием», а отношения с ними сложились «самые сердечные»103. С этого времени и на этом основании начинается формирование первого национального Комитета карачаевцев, играющего роль местного правительства. Он сразу получает признание оккупационных властей. Через несколько недель полномочия и самосто-ятельность Комитета расширяются настолько, что в его ведение переходит все, что ранее считалось достоянием советского государства, в том числе бесценные леса.