Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В тех местах, где немцев принимают с распростертыми объятиями, ложь, всякий раз предваряющая бойню, выглядит еще более отвратительной, чем обычно. В Черкесске или Майкопе люди тянутся к офицерам СС, чтобы пожать им руки, дети обнимают их, а они, уже собирая людей на казнь, не перестают оживленно болтать с ними, треплют малышей за щечки, похлопывают по плечу мужчин. В Кисловодске, крупном курортном центре, утром 7 сентября тысяча восемьсот евреев приходят на место сбора у рынка; объявлено, что оттуда их перевезут в малонаселенные районы на Украину. Каждому человеку разрешено взять с собой 20 килограммов багажа, всех просили забрать самые ценные вещи. В объявлении подчеркивается, что семьи, в которых евреем является только один из родителей, не обязаны подчиняться этой мере, но что «переселение смешанных семей будет организовано в будущем, как только представится такая возможность». В спеиально подготовленных вагонах евреев вывозят далеко за город. Там ответственный за проведение казни офицер решает, что местность не подходит для бойни такого масштаба.

Поэтому поезд возвращается к старому стекольному заводу. Людям и в голову не приходит, что в конце двора их ждет смерть. Но избежать газовой камеры не удается никому. Людей уничтожают в соответствии с установленным ритуалом, подчиняясь механическим правилам, на Кавказе, как и во всех прочих местах. Главари СС убеждены, что новая политика, проводимая в регионе, не может возобладать над основной миссией национал-социализма, а она состоит в том, чтобы избавить мир от евреев.

В августе и сентябре 1942 года города Краснодар, Ставрополь, Майкоп, Черкесск и славящиеся своими минеральными водами курорты Пятигорск, Ессентуки и Железноводск последовательно объявляются «свободными от евреев» (judenfrei). Награбленное добро, как обычно, поступает в распоряжение СС, собранную одежду раздают гражданскому населению. Таким образом в Ставрополе погибает тысяча человек, от младенцев до старейшин еврейской общины, в Краснодаре — две тысячи, в Пятигорске — еще тысяча, в других городах Кавказа число жертв исчисляется сотнями. По той же схеме проходит уничтожение коммунистов, партизан или психически больных людей. В Ейске отряд СС «Тримборн» уничтожил в газовой камере двести шестьдесят больных и не-полноценных детей110.


Таким образом, на оккупированных территориях Кавказа проводятся одновременно две политики. Разумеется, армия и реформаторы школы «кавказского опыта» не могут не замечать массовых казней, осуществляющихся практически на их глазах. Но они никогда не вмешиваются, считая, что подобное вмешательство будет расценено как вторжение в чужое пространство. Со своей стороны, руководство СС наблюдает за новой политикой оккупации, внедряемой генштабом, не оказывая активного противодействия. Впрочем, как правило, эта политика их совершенно не убеждает. Оберфюрер СС Корсеманн, возглавляющий силы полиции на Кавказе, пишет в меморандуме, адресованном вышестоящим инстанциям, о «трогательной политике, продиктованной романтизмом», которая породила «маленькие родовые республики с широкими полномочиями».

«Этим племенам, — продолжает он, — предоставили общественные свободы, о которых они и мечтать не могли, даже в горячечном

бреду. При всем уважении к дружественному приему, оказанному нам народами Кавказа, эта добродетельная политика заходит слишком далеко»111.

Все же по одному поводу между двумя «школами» оккупации происходит короткий конфликт. Скандал вспыхивает в связи с татами, немногочисленным горским народом, живущим неподалеку от Нальчика. Берлинский Институт на Ваннзее, единственная организация, принимающая «научно обоснованные» решения относительно еврейского или не еврейского характера той или иной народности, внес их в черный список. Ведь члены татской общины, часто называемой «горскими евреями», испол-няют иудейские обряды, а ее происхождение покрыто тайной.