Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

С точки зрения немцев, проект «Бергман» оказался безусловной удачей. Перебежчики быстро осваивались в новых условиях, кандидатов хватало с лихвой. За четыре месяца боевых действий за подразделением закрепилась почетная репутация как среди гражданского населения Кавказа, так и среди военнопленных. Как отмечает бывший боец подразделения, «мы были, бесспорно, единственной частью вермахта, чей численный состав увеличивался в период пребывания на фронте»132. И в самом деле, несмотря на боевые потери, численность бойцов выросла в три раза и теперь значительно превышала предельно до-пустимую для батальона, установленную лично фюрером. Если судить по цифрам и делам, «горцев» набиралось на целый полк. Действительность позаботилась о том, чтобы внести изменения и в другие условия, выдвинутые Гитлером: сложности с набором немецких кадров вынуждали командование подразделения все чаще опираться на сержантов и офицеров, прошедших лагеря для советских военнопленных. Так же обстояло дело и с боеприпасами и вооружением, главным источником которых становились военные трофеи, захваченные у Красной армии.

Уже в самом конце войны, за полтора месяца до капитуляции, кружок политэмигрантов, которые вместе с «Комитетом Кавказа» сформировали некий прототип правительства, в последний раз представил свои наблюдения в секретном донесении. Документ, написанный в тот момент, когда никаких сомнений в исходе войны уже не оставалось, особенно интересен. В нем содержится общая критика недостатков кампании по вербовке кавказцев в немецкую армию и в качестве примера разумного подхода приводится опыт зондерфербанд «Бергман»: «Специальная группа “Бергман”, при формировании и обучении которой использовались совершенно иные методы, подобна острову на фоне всех прочих кавказских формирований. Она возникла в результате успешной попытки сотрудничества между кавказцами и Германией, не только в военной, но и в политической области.

Мы должны поблагодарить профессора Оберлендера, командующею этим подразделением, за то, как он осуществил эту попытку. Его идеализм, его порядочность, знание проблем Кавказа и Востока в целом позволили ему блестяще выполнить возложенную на него задачу без помощи и руководства вышестоящих инстанций. Тем самым он заложил основу германо-кавказского сотрудничества»133.

Успех формулы Оберлендера, массовый приток дезертиров, перебежчиков, захват не менее внушительного количества военнопленных в течение 1942 года быстро исчерпали все возможности специального подразделения. Через пять месяцев после создания спецподразделения «Бергман» группа армий «Юг» получает разрешение Берлина на формирование новых частей, состоящих из ино-странных солдат, сгруппированных, в зависимости от их национальной принадлежности, в различные «легионы» вермахта. Идея и само название «легион» также исходят от единомышленников Оберлендера, специалистов по Кавказу, работающих в генштабе. Ведь еще в 1918 году, когда Грузия провозгласила свою независимость, в кайзеровской Германии был создан «грузинский легион», ставший ядром будущей национальной армии. Германия, представленная на месте дипломатом полковником Вернером фон Шуленбургом и генералом Крессом фон Крессенштайном, играла роль доброжелательного покро-вителя и оказывала ставшим независимыми грузинам всяческую помощь в создании руководства вооруженными силами. В конечном итоге вместе с капитуляцией Германии рухнула и эта политика, но и двадцать четыре года спустя Шуленбург, бывший послом рейха в Москве вплоть до объявления войны, консультировал берлинскую администрацию и руководство вермахта. Что касается Крессенштайна, его сын входил в состав подразделения «Бергман». Эти два деятеля и немецкое верховное коман-дование полагали, что воспоминания о Германии и ее легионе, не стершиеся из памяти грузин, помогут продол-жить историю с того места, на котором она оборвалась.