Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

8 февраля. Казаки выгнали чеченцев из селения Балакай и сожгли оное.

Оставленное селение Гехи, большое и богатое прекрас-ными садами, приказал я сжечь, ибо жители оного упорствовали прийти в покорность.

Мошенническое селение Доун-Мартан, в котором укрываются всегда кабардинские абреки, сожжено. Кер-менчук, одно из главных и богатейших селений в Чечне, просило о пощаде и получило оную, дало аманатов.

23 апреля. Оставя все тягости в обозе, войска налегке прибыли пред селение Урус-Мартан. После сделанного мне отказа на повторение несколько раз предложения дать аманатов нашел я жителей к обороне готовых. Селение приказал я истребить.

27 апреля. Селение Рошни было сожжено. Многие другие приведены в покорность. Сожжена деревня Курчатай, где мятежники в лесу, чрезвычайно густом, дрались с некоторою упорностью.

2 мая. Снова в пути. Селение Шали сожжено, и сады вырублены. Деревни Бельгетой, Большие Атаги, Казах-Кичу и многие другие были взяты после боя и сровнены с землей»29.

Вот как Ермолов объясняет свою политическую философию: «Я хочу, чтобы ужас, который наводит мое имя, охранял наши границы надежнее, чем крепости, чтобы мое слово было для местного населения законом, непреложным, как смерть. Снисхождение в глазах азиатов — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо»30.

С этой точки зрения во всяком случае цель достигнута: в историческом сознании чеченцев имя Алексея Ермолова написано кровавыми буквами. Образ великана с зычным голосом, стирающего с лица земли целые аулы, который набирает любовниц из числа казачек и местных жительниц и сеет насилие всюду, где появляется, — это образ дьявола. В чеченских преданиях прочное место занимает людоед «Ярмуль» — злой демон, о котором говорят как о бедствии или каре. Еще и сегодня чеченцы задним числом приписывают ему самые черные намерения и самые убийственные высказывания в отношении своей земли* (Так, говорят, что перед смертью он признался в желании истребить все чеченское население, реализовав тем самым гигантский проект геноцида- Или приписывают ему слова: «Хороший чеченец — мертвый чеченец». Совершенно очевидно, что эти слова заимствованы откуда-то извне, ничего подобного не встречается ни в записках, ни в опубликованной переписке генерала). Бывшие российские чиновники рассказывают, что бюст генерала, установленный в советское время на стеле в центре одной из главных площадей Грозного, приходилось все время заменять: ночью неизвестные постоянно разбивали голову бывшего палача своего народа. Рассказывают, что на всех складах столицы советской Чечни хранились десятки бюстов Ермолова.

В России рвение генерала, посвятившего себя усмирению мятежников в новых провинциях империи, вызывает положительный отклик у большей части общества. И если Ермолова еще и сегодня в России часто называют первым истинным покорителем Кавказа, то лишь потому, что в свое время генералу удалось завоевать симпатии элиты, в том числе самых знаменитых и самых просвещенных писателей. Сам Пушкин выражал восхищение этой победоносной и «умиротворяющей» яростью:

…И воспою тот славный час,

Когда, почуя бой кровавый,

На негодующий Кавказ

Подъялся наш орел двуглавый…

…Но се — Восток подъемлет вой!..

Поникни снежною главой,

Смирись, Кавказ: идет Ермолов! 31

Эти выдающиеся строки, написанные в 1821 году, свидетельствуют об авторитете командующего Кавказским Корпусом среди молодых интеллектуалов, в целом мало сочувствующих самодержавному режиму в стране. Некоторые критические умы, в частности поэт Вяземский, резко реагируют на поток восхвалений, следующих за мсти-тельными вылазками завоевателя: «Ермолов? — пишет друг Пушкина. — Что же в нем хорошего? Он как черная зараза губил, ничтожил племена. От такой славы кровь стынет в жилах и волосы дыбом становятся»32.