Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

У Теодора Оберлендера начинаются неприятности. 31 августа его вызывают в Антверпен на курсы повышения, которые должны позволить ему получить повышение в чине. На обратном пути он узнает, что его срочно уволили из вооруженных сил «по политическим мотивам». Капитана отправляют в Пражский университет для продолжения научных изысканий; там за ним устанавливают надзор. Вскоре друзья в Берлине узнают, кто стоит за всей этой историей: сам рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Службы черного правопорядка начали политическое расследование, самым тщательным образом проверяется вся карьера бывшего студента-активиста и члена нацистской партии, все когда-либо написанные им статьи и произнесенные речи. Шефу службы безопасности СС дано указание возбудить персональное дело. В Праге профессор находится под пристальным вниманием доверенного лица Берлина, министра Карла Германа Франка.

В результатах расследования, положенных на стол Гиммлера в конце 1943 года, говорится об идеологических отклонениях теоретика «кавказского опыта», о «либеральных тенденциях», с которыми он так и не расстался со студенческих лет и с периода активного участия в Бунде, о «насмешливом отношении к расовой теории» режима. Гиммлер с радостью применил бы показательные санкции к такому упрямому противнику, пробравшемуся в самое сердце цитадели нацизма. За подобные дела и речи вполне можно заработать отправку в концлагерь или на принудительные работы на военном заводе.

Однако следствие установило также, что профес-сор Оберлендер обладает бесспорными академическими заслугами, что его опыт и знания в отношении Восточной Европы совершенно уникальны. В конце концов его помещают под домашний арест и категорически запрещают заниматься «вопросами народонаселения» под угрозой немедленного ареста. И, таким образом, Оберлендер будет следить за крахом рейха из своего внутреннего изгнания. Большинство из его единомышленников, сторонников политики, отличной от проводящейся на Востоке и ставшей предтечей кавказского опыта, погибнут летом 1944 года от пуль расстрельных батальонов после провалившегося заговора вермахта против Гитлера. Адмирал Фридрих Канарис, крестный отец попытки новой политики, в 1944 году будет отстранен от дел, а потом повешен по приказу фюрера за месяц до немецкой капитуляции. Самою Оберлендера в последнюю минуту вызовут в СС и попросят оказать помощь в создании крайнего средства — Комитета освобождения народов России и власовской армии. Но уже слишком поздно. Рейх рушится, и профессор предлагает свои услуги американцам, которые в обмен окажут ему содействие в скорейшем прохождении «денацификации».

На этом история этого странного человека не заканчивается. Теодор Оберлендер, ставший влиятельным министром правительства Аденауэра в послевоенной Германии, проведет последние сорок лет своей жизни в неустанном противостоянии обвинениям, выдвигаемым против него Москвой и Восточным Берлином. Службы агитпропа Восточной Германии видят в нем идеальную мишень: Оберлендер — бывший нацист, один из влиятельных деятелей в окружении канцлера Аденауэра, сторонник НАТО и убежденный антикоммунист. Кроме того, он является предметом особой ненависти московского руководства — от Брежнева до идеолога Суслова, не говоря уж о министре обороны маршале Гречко и многих деятелях, которые помнят все муки битвы за Кавказ. В апреле 1969 года в Москве устраивают для западных журналистов настоящее политическое шоу с целью показать, что на высшем уровне руководства ФРГ окопался военный преступник и реваншист. Восточный Берлин тут же организует заочный процесс, на котором Оберлендера приговаривают к пожизненному заключению.

Опираясь на «документы», предоставленные восточногерманскими спецслужбами, эстафету подхватывают антифашистские организации, коммунисты, некоторые выдающиеся интеллектуалы Западной Германии, придерживающиеся левых убеждений. Кампания, развернутая в прессе, и многочисленные демонстрации перед домом Оберлендера делают невозможным его дальнейшую работу в правительстве.