Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В 1960 году он подает в отставку, но после этого ему удается выиграть почти сотню процессов, которые возбуждали против него вплоть до 1990-х годов. Непосредственно перед его смертью в 1998 году, благодаря открытию советских, польских и восточногерманских архивов (закрытыми остались только архивы американцев), с него будут сняты все обвинения в личном участии в погромах в Лемберге (Львове), и он будет реабилитирован159. Но и сегодня необычная судьба этого человека возбуждает живую дискуссию по поводу исторической роли вермахта в нацизме и его преступлениях. «Mitwirkung, Mitverantwortung, Mitschuld?* — спрашивают себя немцы. (* Причастность, общность ответственности, соучастие?(нем.)) Если сотрудничество приводит к разделению ответственности, обязательно ли оно означает соучастие? Конрад Аденауэр дал Оберлендеру следующую сжатую характеристику: «Он был не просто достойным, а одним из самых достойных»160.

Если советский режим так и не смог что-то простить Оберлендеру, взятому в качестве символа, это не столько его участие в военных операциях, и даже не его пред-полагаемое (и так и не доказанное) участие в преступлениях против еврейских и польских общин или против русских партизан. Его действия и его статьи по этой проблеме, пусть даже написанные на скорую руку, свидетельствуют, скорее, в его пользу. Однако профессор из Тюрингии вместе с другими участниками «кавказского опыта» стал символом явления, крайне неприятного для сталинских властей: быстрого завоевания симпатии и поддержки немцев со стороны многих национальных меньшинств Кавказа. Оккупация части Кавказского массива и его предгорий в течение всего нескольких месяцев не смогла подтвердить правоту политического решения, предложенного нацистской Германией, ибо это решение так и не было до конца проведено в жизнь.

По сути дела, эта политика не вышла за рамки прототипа и так и не получила одобрения Берлина. Но она выявила полное фиаско «национальной политики», проводившейся к тому времени Москвой на Кавказе, и продемонстрировала хрупкость безжалостного режима. Многие кавказцы сохранят верность рейху до самых последних часов его существования, в результате чего, сами того не осознавая, надолго займут место среди народов, проклятых официальной историей.

4 января 1943 года неминуемое поражение под Сталинградом вынуждает немецкие войска быстро оставить все территории, завоеванные на Кавказе. В тот же день выдающийся немецкий философ и писатель Эрнст Юнгер случайно оказался в горах, на командном посту альпийских стрелков капитана Шмидта. В его дневнике161 так описан этот поворотный момент в истории войны:

«В то время как я обсуждал со Шмидтом условия моего пребывания в этом месте, по радио из Теберды поступил приказ о немедленном отходе. Это, без сомнения, означает, что ситуация в Сталинграде стала еще хуже. Внезапно небо, ясное в течение уже нескольких недель, приобрело угрожающий вид: мы видели, как со стороны Черного моря, клубясь, поднимались теплые испарения, рваные тучи цеплялись за острые вершины. Я в последний раз обернулся и залюбовался видом, открывавшимся

с ледника на гигантские горы — эти пики, хребты, пропасти наводили на самые возвышенные мысли, связанные с властью тьмы и ужаса. В таких местах проявляются силы космоса и структура вселенной.

В Теберде также царило смятение. На левом фланге сворачивала позиции 1-я бронетанковая армия; весь вы-сокогорный Кавказский фронт пришел в движение. За несколько дней предстояло оставить позиции, завоевание которых стоило немыслимого количества крови и страданий. Из-за спешки многое приходилось бросать. Полковник получил приказ взорвать боеприпасы и разрушить продовольственные склады; с могил снимают кресты и сравнивают их с землей.