Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В конечном итоге полковник начинает философствовать:

— Хотелось бы знать, кто через неделю ущипнет Анастасию за задницу?

Эти рассуждения относились к одной из двух девушек, прислуживавших нам за столом. Обе они плакали и говорили, что русские перережут им горло. Услышав такое, полковник разрешил им следовать за отступающими войсками. […] Кто знает, когда еще немец окинет взглядом эти леса? Я боюсь, что после войны многие обширные части планеты окажутся герметично закрытыми. […] Я попрощался с этими гигантскими лесами, словно Гулливер перед отъездом в страну лилипутов, где уродство было продуктом мышления, а вовсе не свободного развития. Хорошо бы узнать, сколько способен заплатить мир, чтобы избежать необдуманной капитуляции».

Немецкие транспортные колонны вновь заполоняют дороги Кавказа, но теперь они движутся на запад, чтобы помешать Красной армии замкнуть кольцо окружения, которое могло бы уничтожить весь Южный фронт вермахта. Крестьяне торопятся продать свои запасы на рынках, пока еще не стало слишком поздно. Уходящие просят немецкие банкноты, остающиеся стараются обзавестись советскими деньгами. Немецким офицерам, командующим добровольческими частями, приходится передать солдатам-кавказцам приказ уйти из родных мест, а ситуация складывается таким образом, что надежд на возвращение, пусть даже в отдаленном будущем, уже не остается. Оберлендер (в это время он еще занимает свою должность и пользуется большим авторитетом и популярностью среди своих подчиненных) признает, что решение об отходе дается ему с трудом: «В приказе об отступлении содержались инструкции, предписывающие расстрелять все артиллерийские снаряды. Пушки не умолкали всю ночь. Мы пытались объяснить нашим людям необходимость таких мер. Но большого понимания мы не встретили»162.

Бойцы подразделения «Бергман» уходят на запад в пешем строю. Проходя через селение Сольское, они в последний раз видят восход солнца над Эльбрусом. Жители сочувственно прощаются с ними, «население встречало нас тепло, — отмечает в своих воспоминаниях Оберлендер, — людей огорчил наш уход. Помню многочисленные споры по этому поводу с людьми самого разного проис-хождения, не только с казаками или черкесами»163. Кавказцы, радостно принявшие немцев, прекрасно понимают, что ждет их после возвращения Красной армии. Впервые за всю войну немцы сталкиваются с тем, что гражданское население хочет уйти вместе с ними, чтобы избежать кровавых репрессий. «Вначале, — вспоминает Отто Бреутигам, — военные не желали ничего слушать. Они боялись, что все дороги окажутся забиты гражданскими лицами. Но после настоятельных обращений министра Восточных территорий генштаб уступил, и была создана специальная структура для организации отхода беженцев»164.

Их направляют на второстепенные дороги и собирают в передвижных лагерях. Но отступление идет очень быстро, а путь очень труден. Многие решают вернуться, хотя и понимают, что уходом подписали себе приговор. Казаки эвакуируют свои станицы, но и им не всегда удается выдержать тяготы пути. Впрочем, более ста тысяч казаков все же доберутся до Западной Европы, где немцы приготовили для них зоны временного проживания в ожидании обещанной автономии на собственной земле165. В конце войны западные державы, не считаясь с волей этих людей, выдадут большинство из них советским властям. Самые драматичные события произойдут 1 июля 1945 года в австрийском городе Линце, куда британцы согнали несколько десятков тысяч казаков с намерением передать их Красной армии. Узнав, что англичане нарушили данное слово не выдавать никого насильно, многие казаки, как военные, так и гражданские, предпочли броситься в воды Дравы. Другие пошли на английские штыки. По возвращении в СССР незначительную часть казаков из Линца расстреляли, а огромное большинство отправили в колымские лагеря строгого режима, самые страшные в ГУЛАГе166. Что касается карачаевцев, оставшихся на своих землях, некоторые угоняют скот в высо-когорные долины, надеясь укрыться там. Другие готовятся к безнадежному партизанскому сопротивлению.