Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Мою мать вывезли в Киргизию, а мы были в Казахстане, очень далеко от нее. Мы даже не знали, где она находится. Мои самые ранние воспоминания таковы: мы были на солнце, нам очень хотелось пить. И кто-то пришел и сказал мне, что моего братишку увели. Увели — так они и сказали. Один коллега отца начал искать нашу мать, это заняло больше двух лет. Однажды Нафисад, которую мы звали “тата”, то есть “мама”, сказала, что приехала наша мать. “Какая мать? — спросили мы. — Наша мать — это ты”. И, чтобы выяснить, узнаем ли мы маму, нас с сестрой привели в коридор. Там были три женщины, все они ждали своих детей. Я внимательно посмотрел: кто же из них может быть моей мамой? Я обнял одну из них, она взяла меня на руки. Потом вошла моя сестра, постояла несколько секунд, а потом бросилась к другой женщине. Это и была наша мать. Люди смотрели на эту сцену, как на спектакль. Это было ужасно.

Мы провели там еще два года вместе с матерью. На ка-захском языке название города значило ‘место без жизни” — это была пустыня, кишащая скорпионами и змеями. Коммунисты назвали его Тельман (в честь первого секретаря германской компартии). Руководство говорило, что людей привезли туда по ошибке»15.


2

Обвинительное заключение

Операции по депортации всего чеченского населения присвоили кодовое название «Чечевица». Принципы ее проведения обсуждались в кругах верховной власти более года. В конце 1942 года создалось впечатление, что генштаб Красной армии попросил о «принятии мер» на Северном Кавказе с целью наказания местного населения. Идею о выселении нельзя назвать новой. Царь использовал эту меру против евреев, затем, во время Первой мировой войны, против немцев и народов Прибалтики. В конце XIX века в программу русских офицерских школ ввели «географию лояльности», в рамках которой изучались факторы надежности в зависимости от театров военных действий и объяснялось, какие выводы следует делать из тех или иных событий16. Большинство военных, несших активную службу в первые десятилетия XX века, будь то белые или красные, изучали эту дисциплину.

Что касается Северного Кавказа, то, по мнению не-которых историков, проект массового выселения будоражил умы сталинского руководства, начиная с осени 1942 года.

Во всяком случае, известно, что именно этот вопрос обсуждался на совещании верховного командования и руководства компартии 11 февраля 1943 года. На этом совещании произошло столкновение двух точек зрения. Сторонники первой (в частности, Молотов, Жданов, Андреев) выступали за немедленное упразднение Чечено-Ингушетии. Те, кто им противостоял (среди них Сталин, Берия, Ворошилов, Хрущев), считали, что операцию лучше отложить до тех пор, пока немцы не окажутся достаточно далеко. Однако сам принцип карательной депортации уже не вызвал никаких сомнений. Только Микоян выразил некоторые сомнения17. Его волновало, как это может отразиться на репутации СССР за границей.

С этого момента службы НКВД начинают подготовку к операции. Прежде всего необходимо составить документ, каким-то образом обосновывающий обвинение. И 9 ноября Берия получает от своего заместителя Кобулова такой документ, озаглавленный «О положении в ряде районов ЧИАССР». По сути дела, это следственные материалы, содержащие все данные, найденные в центральном и в районных кавказских архивах НКВД и поз-воляющие сделать вывод о массовом предательстве. Судя по всему, такой результат вполне удовлетворил Берия, так как уже через четыре дня он пишет своему сотруднику записку следующего содержания: «Товарищу Кобулову. Очень хорошая докладная». 18 ноября Лаврентий Берия одобряет план депортации. В течение следующих недель и месяцев группа ближайших сотрудников Сталина будет регулярно совершать тайные поездки в Чечню, иногда под предлогом решения участи задержанных в горах «бандитов» или пособников вермахта, иногда решения вопросов реорганизации экономики республики. На самом деле они составляют точные и подробные списки постоянного населения, проводят детальную инвентаризацию дорог, путей, ведущих в долины, чтобы подготовиться к депортации.