Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Расчеты, найденные в архивах, поражают своей скрупулезностью, в них указано точное число «живых человеческих душ» в каждом жилище, вплоть до отдельно стоящих домов, приводятся общие планы строений. В своем докладе начальник политотдела НКВД в Грозном полковник Башаров, координирующий операции в высокогорном селении Итум-Кале, приводит список двадцати двух домов, в которых разместились его люди, и уточняет: «Во всех населенных пунктах жители встретили наши войска доброжелательно. Всеми способами стараются помочь нашим гарнизонам. Так, например, мужское население аулов Майсты (Цоколой), Поо, Того в порядке добровольной инициативы на своих ишаках и мулах от подножья гор, куда доставлены были наши грузы конным транспортом, подвозят и подносят на себе эти грузы для гарнизонов, расположенных у вершин гор. Все жители этих аулов нашим бойцам преподносят подарки, вкусную пищу и предложили обеспечить все гарнизоны дровами из собственных запасов. В нескольких деревнях из-за невозможности подвозить к гарнизонам продовольствие и грузы ишачным и иным транспортом вместе с бойцами переносят их на своих плечах и спинах. Всем начальникам войсковых гарнизонов дано указание не пренебрегать искренней добротой местного населения, а поощрять и использовать ее в наших интересах»18.

На следующий день Берия окончательно определяет детали операции в «Инструкции о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей», которую передает своим ближайшим сотрудникам — Серову, Кобулову и Круглову. В преамбуле документа четко указаны цели: «Полное выселение из Чечено-Ингушетии всех жителей чеченской и ингушской национальности, независимо от занимаемой ими должности или деятельности. Члены партии, служащие партийных или советских органов, а также учреждений народного хозяйства подлежат выселению для работы в новых местах проживания»19.

31 января 1944 года Государственный Комитет Обороны, высший государственный орган в военное время, санкционирует план депортации в указе за № 5074. Текст этого документа, как, впрочем, и всех остальных, касавшихся депортации, долгое время оставался засекреченным. Он являет собой пример административного цинизма, совершенно не учитывающего реального по-ложения дел, который царил в руководящих кругах при решении вопроса о выселении целых народов и унич-тожении всяких следов их пребывания в исконно при-надлежавших им областях.

Небезынтересен и порядок приоритетов:

  1. Обязать (далее следует перечень организаций и их руководителей) принять на Северном Кавказе от спецпереселенцев скот и сельхозпродукцию в сроки, указанные НКВД, с выдачей квитанций. Провести изъятие этого имущества, а также всей собственности переселенцев в соответствии с указом № 1118-842сс Совнаркома СССР от 14 октября 1943 года.
  2. Командировать для организации и руководства приемом скота, сельхозпродукции и имущества комиссию в следующем составе (следуют фамилии).
  3. Обязать Наркомат транспорта организовать перевозку спецпереселенцев Северного Кавказа в Казахскую и Киргизскую ССР, сформировав для этого эшелоны из утепленных и оборудованных для людских перевозок вагонов. […] Стоимость перевозки будет определена исходя из тарифов, установленных для перевозки заключенных.
  4. Обязать наркомторг под личную ответственность т. Любимова обеспечить выдачу горячей пищи и кипятка проходящим эшелонам, в соответствии с графиком прохождения, полученным от НКВД.
  5. Обеспечить выделение на каждый эшелон со спецпереселенцами в сроки, согласованные с НКВД, одного врача и двух медсестер.
  6. Обязать главное управление госматресурсов при Совнаркоме выделить из госрезерва 4000 тонн автобензина для НКВД, 500 для Казахстана и 150 тонн для Киргизии.
  7. Обязать наркомфин отпустить в феврале 1944 года из резерва аванс в размере 80 миллионов рублей для ассигнования НКВД СССР средств на проведение спецработ.
  8. Обязать наркомзем передать НКВД для кавмилиции из числа принимаемых от спецпереселенцев 350 лошадей, годных к строевой службе.

В.Молотовя» 20.