Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Несколько лет спустя захваченный русскими имам Шамиль расскажет полковнику Руновскому (офицеру, которому было поручено осуществлять надзор за высокопоставленным пленником) другую историю об истоках своего движения. По словам имама, никто не знает, учился ли на самом деле Гази-Магомед в знаменитых медресе Средней Азии, Багдада или Ближнего Востока. Однако он якобы долго ждал знамения, прежде чем изложить новое толкование Корана, раскрытое ему самыми выдающимися мудрецами мусульманского мира. Как-то раз во время утренней молитвы, когда Магомед Ярагский читал строфы Корана, повествующие о смертной природе человека, он упал в обморок — речь, очевидно, шла о легком приступе эпилепсии. Гази-Магомед, молившийся вместе с ним, усмотрел в этом долгожданное знамение от Господа, позволявшее ему раскрыть старому учителю новые наставления. Когда Магомед Ярагский пришел в себя и полностью оправился от приступа, они уединились на семнадцать дней и посвятили это время совместному изучению нового толкования тарикатов. Ученику удалось настолько убедить и «просветить» Магомеда Ярагского, что тот, в свою очередь, погрузился в молитвы и размышления. Скоро и его признали мюршидом, рассказывал Шамиль своему русскому ангелу-хранителю, «и бесчисленные ученики стали стекаться к его деревне»42.

Хотя, если судить по этим двум рассказам, колыбелью «новой веры» был Дагестан, в Чечне многие полагают, что первым лидером мюридов был чеченец, уроженец селения Алды, известный под именем шейха Мансура (по арабски — «победитель»). Этот деятель, постоянно ходивший в тюрбане и зеленом платке, накинутом поверх яркого костюма, сочетал в себе красноречие проповедника с талантами военачальника. Судя по донесению генерала Потемкина, русские знали о нем уже в 1785 году: «На другом берегу реки Сунджи, в деревне Алды, объявился пророк и начал проповедовать. Утверждая, что ему было откровение, он подчинил своей воле суеверное и невежественное население»43. И действительно, история шейха, притягивавшего к себе толпы паломников, по большей части чеченцев, излагается во многих источниках. Казаки и русские, живущие на другом берегу реки, которая пока еще служит границей, обеспокоены пламенными речами предсказателя и следят за его достижениями по рассказам очевидцев.

Вот что рассказывает Али Султан, крестьянин из восточной части Чечни, который лично наблюдал за происходящим:

«Шейх Мансур зашел в деревенскую мечеть и велел, чтобы все молились. С крыши мечети он обратился к многочисленнои толпе, окружавшей здание, убеждая людей отказаться от всех недобрых поступков, от всяческой вражды, а также от внутренних распрей и помириться друг с другом. Он призвал их не пить водку и вино, щедро раздавать милостыню и во всем следовать мусульманской вере. Закончив говорить, он вернулся домой в сопровождении толпы, приказал зарезать двух баранов и немедленно раздал мясо нуждающимся. Так прошел первый день. На второй день он взял одного из двух своих быков, дошел до кладбища, трижды обошел его, затем вернулся домой, зарезал быка и отдал половину мяса бедным, а вторую половину — ученикам в медресе. С этого дня слух о нем стал распространяться по всей округе, люди начали приводить ему скот, который он забивал, раздавал мясо людям, а свою семью кормил тем, что оставалось»44.

В полученных сведениях говорилось также, что пропо-ведник с гневом обрушивался на «гяуров» — неверных, но призывал своих последователей быть сдержаннее, запрещая им какие-либо стычки с русскими войсками, «пока сам я не начну спора с Россией… С помощью Господа мои войска отправятся на завоевание и покорение других народов, но пока что вы должны проявлять терпение»45. Это было уже чересчур. 4 июля 1785 года русские решили перейти к действиям, и в аул Алды был направлен казачий корпус. К удивлению полковника Пьерри, командовавшего операцией, ему удалось беспрепятственно войти в почти безлюдное селение, где военные не нашли даже следов Мансура. Дом шейха сровняли с землей, аул сожгли, но на обратном пути колонна стала жертвой тактики, к которой впоследствии часто прибегали чеченцы: когда казаки переходили через поросшие лесом холмы, окружавшие Алды, внезапное нападение людей Мансура парализовало авангард и арьергард. Четыреста двадцать два офицера и солдата были убиты, сто шестьдесят два попали в плен, более половины выживших получили раны или утонули при переправе через Сунджу. Настоящая катастрофа для армии, не привыкшей нести такой урон от плохо вооруженных горцев. Восстание под руководством шейха бурлило на Кавказе еще несколько лет. Однако после нескольких неудачных вылазок Мансуру пришлось отступить и искать убежище в западной части массива — вначале у черкесов, потом у турков. В конце концов в 1791 году его захватили в плен при взятии русской армией османской крепости Анапа. Непокорного лидера сослали на Север и посадили в тюрьму в Шлиссельбурге, где он и умер в 1794 году.