Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

1934. В ходе операции, проведенной в Чечне, НКВД удалось захватить десять руководителей банд, скрываю-щихся в горах96.

1935—1936. Вторая волна антирелигиозной кампании: в селах проводится охота на практикующих мусульман. Иногда поводом для ареста становится знание нескольких слов на арабском языке. После нескольких месяцев относительного затишья, в течение которых власти и силы правопорядка сообщают только об отдельных случаях убийств представителей администрации. Новая фаза кол-лективизации приводит к выселению тысячи крестьян, признанных кулаками97.

1937. Год самых страшных сталинских чисток во всем СССР. Процесс затрагивает и Чечню, и Кавказ в целом. 31 июля и 1 августа НКВД проводит гигантскую облаву, жертвами которой становятся и земледельцы, и скотоводы, и интеллектуалы, и политическая элита региона. За два дня арестовывают четырнадцать тысяч человек, следствие носит более чем поверхностный характер, людей расстреливают на месте. Здесь, как и в Москве, готовят показательный судебный процесс, на котором должны предстать сто тридцать семь обвиняемых. Признания вырывают под пытками, некоторые обвиняемые кончают с собой, а во время первого заседания все отказываются от своих слов. Процесс заканчивается ничем. Карательные операции приводят к тому, что огромное число людей уходят в горы. Организуются подпольные бандформирования: по данным НКВД, в восьмидесяти группах разной численности насчитывается до тысячи человек98. Массовые чистки проводятся и в других кав-казских республиках: например, в Кабардино-Балкарии арестованы и предстали перед чрезвычайными трибуна-лами несколько тысяч высокопоставленных лиц — пред-ставители интеллигенции, ведущие экономисты, академики, члены партии и правительства. Многих сразу же казнят, других приговаривают к восьми или десяти годам лагерей99.

1938. Множатся случаи нападения абреков — людей вне закона, ушедших в горы. НКВД насчитывает девяносто восемь подобных случаев. В Ингушетии абреки убивают около пятидесяти представителей власти и органов правопорядка100.

1939. Бандитизм усиливается. В карачаевском селении Хурзук, у подножья Эльбруса, вспыхивает новое восстание. Его сразу же подавляют101.


Это перечисление не претендует на полноту. Несколько фактов, взятых из архивов и почерпнутых из свидетельств современников, лишь напоминают о том, что лихорадка, охватившая регион, — это не временное явление. И ведь мы ограничились только событиями советского периода, тогда как аналогичные факты можно было бы привести и для последних десятилетий царской власти, в частности для времени после поражения Шамиля. В регионе продолжаются скрытая война, непрерывное восстание. Описания офицеров НКВД, рассказы командиров Красной армии или местных партийных руководителей свидетельствуют о глубоком, непреходящем и жесточайшем отторжении режима и его политики.

Даже самые цивилизованные проявления власти, такие, как борьба с неграмотностью, создание систем образования и здравоохранения, проведение мероприятий по поддержке сельского хозяйства, наталкиваются на упорное сопротивление, основанное на смеси традиционной веры, преступности, ирредентизма, политического и социальною консерватизма, архаичных законов и чувства национального достоинства.

Когда начинается Вторая мировая война, шаткая государственная структура региона, описанная в партийных документах «для внутреннего пользования», мгновенно рушится. Слабость режима и недостаточный охват малых горских народов проявляются уже в ходе всеобщей мобилизации, объявленной после нападения немцев. Еще при царизме власти предпочитали не призывать в армию ряд местных народов, в частности чеченцев, несмотря на их исключительное мужество и боевые качества. Правда, в царской армии существовало особое кавалерийское подразделение, так называемая «Дикая дивизия», куда вступали кавказцы-добровольцы. Эта дивизия прославилась отвагой в боях Первой мировой войны, и именно к ней, в расчете на ее верность, обратился царь для разгона революционных манифестаций в Санкт-Петербурге весной 1917 года. Согласно легенде, в дивизии никогда не было случаев дезертирства, она никогда не отступала перед противником.