Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Точный статус, который Германия собирается предо-ставить кавказцам в случае победы стран Оси, еще не определен. Решение по этому поводу постоянно откладывается, настроения периодически меняются в зависимости от расстановки политических сил в Берлине. Некто решается обратиться к предводителям мятежников с формальными или конкретными обещаниями. Тем более что тактические инструкции, полученные армией, точно обозначают приоритет: как можно скорее дойти до нефтяных месторождений, по возможности предотвратить их разрушение отступающей Красной армией. Нефть Грозного и огромные месторождения Баку и Каспия стали жизненно важными целями. Понимая, в какой степени нехватка горючего может нарушить весь ход наступления, германское руководство, за исключением стратегов «кав-казского опыта», рассматривает судьбу жителей региона как нечто вторичное.

Несколькими неделями раньше, дойдя до первых буровых вышек под Майкопом, немецкий авангард вос-пользовался частями кавказских добровольцев в попытке предотвратить подрыв установок отступающими красноармейцами. Операцию можно назвать успешной лишь частично. Чтобы избежать повторения ситуации, генштаб решает бросить отряды повстанцев на захват мест добычи и очистки. Это позволило бы достичь поставленных целей без особых потерь. Начиная с августа, в преддверии осеннего наступления бронетанковых войск, за линию фронта забрасывают немецких и кавказских парашютистов. Их задача: наладить связь, обеспечить помощь на первых порах, подготовить восстание, согласованное с немецким наступлением, и спланировать операции на нефтяных установках.

11 августа группа из 32 парашютистов, в том числе 11 немцев, приземляется возле села Чички, непосредственно перед входом в скалистые ущелья, ведущие к чеченскому высокогорью. Десантом командует старший лейтенант разведывательных войск Ланге. Ему предстоит установить контакт с группами повстанцев и встретиться с Исраиловым. В момент высадки десанта был убит радист, поэтому командование Ланге долго не получает вестей. Однако операция проходит весьма удачно. Как и предусматривалось, парашютисты вступают в контакт с людьми Исраилова и проходят многие сотни километров по горам, производя разведку и знакомясь с предводителями других, более мелких отрядов. Старший лейтенант Ланге снова переходит линию фронта и возвращается на свою базу только через три с половиной месяца. Однако за это время стратегическая ситуация изменилась в пользу Красной армии, поэтому все сведения, собранные Ланге и его людьми, уже никому не нужны.

В то же время в горах высаживаются еще две десантные группы. Через две недели после группы Ланге непосредственно в места, где действуют партизаны, забрасывают дагестанца Османа Губе с группой, в которую входят два его соотечественника и два чеченца. За годы эмиграции Осман Губе, воевавший во время Первой мировой войны в составе «Дикой дивизии», побывал в Стамбуле и в Париже, а затем осел в Берлине, где записался в добровольцы вермахта. Его основная задача состоит в том, чтобы помочь спровоцировать восстание в местности, через которую собираются идти немцы. Кроме того, ему поручено связаться с несколькими определенными группами «бандитов» и убедить их в «освободительном» характере немецкой кампании. Чтобы облегчить выполнение этих поручений, немцы облачили его в форму полковника вермахта. Престиж звания должен помочь ему производить впечатление на собеседников. Впрочем, из выданного ему удостоверения на немецком языке, которое позволит ему при возвращении пересечь линию фронта, уточняется, что это звание — всего лишь прикрытие. Судя по протоколу допроса Османа Губе, захваченного людьми из НКВД в январе 1943 года, его никак нельзя назвать блестящим полководцем. Он рассказывает, как посещал людей, сим-патизирующих немцам, нигде не задерживаясь подолгу, чтобы не навлекать ненужные неприятности на своих хозяев. Так он ходил долгие недели от села к селу, от гумна к гумну, но не сумел найти никаких способов помочь организации мятежа. На его пути попадались крестьяне, готовые восстать против существующего режима, но все они предпочитали выждать подхода немцев, а уже потом рисковать своими жизнями. «Когда немцы возьмут Орд-жоникидзе, — повторяли они, — тогда и время придет». Губе рассказывает следователям, что общался только со второстепенными представителями мятежников, а с Исраиловым лишь переписывался.