Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В то время Лайсат Байсаровой было двадцать четыре года. С архивных фотографий на нас смотрит молодая брюнетка с тонкими чертами лица, с мальчишеской стрижкой. Она оперлась подбородком на сложенные ладони, а взгляд ее устремлен куда-то вдаль. Она была вполне современной девушкой, родители-ингуши воспитали ее в духе ленинских идей. Получив направление в долину Итум-Кале, где ей надлежало подавать пример крестьянам и нести в массы слово партии, Лайсат встала во главе тамошней комсомольской организации. Кроме того, она с увлечением занималась спортом — стрельбой и альпи-низмом. Именно во время группового восхождения на Эльбрус в 1939 году она познакомилась со своим будущим мужем Ахметханом. На следующий год во время молодежной спартакиады в Москве молодые люди обме-нялись признаниями в любви. На стрелковых соревно-ваниях влюбленные заняли третье и пятое места в своих категориях. Оба активно работали в партийной органи-зации. В начале 1943 года у Лайсат родился мальчик, ко-торого родители назвали Шамилем.

23 февраля, в день выселения, вернувшиеся после вы-полнения комсомольского задания Лайсат с мужем нашли пустой дом. Вопреки обещаниям, полученным молодыми активистами, их ребенка и ухаживавшую за ним бабушку швырнули, наравне с прочими, в кузов армейского гру-зовика. Найти их так и не удалось: и младенец, и старуха захлебнулись в потоке депортации. В тот же вечер Лайсат и Ахметхан взяли свои винтовки и теплую одежду и ушли в горы. Очень скоро молодые супруги, к которым присо-единились и другие беглецы, заставили заговорить о себе. Особенно отличилась Лайсат, чьи снайперские таланты отмечены даже в отчетах НКВД.

Действительно, с начала марта и до осени 1944 года в военных донесениях, поступающих из долин в гроз-ненский штаб, постоянно указывается на возрастающую активность мятежных групп, скрывающихся в горах. На фоне общего усиления вооруженной борьбы особенно обращает на себя внимание орудующая в окрестностях Итум-Кале группа из трех или четырех «бандитов», один из которых поразительно метко стреляет. В качестве ми-шени он, как правило, выбирает офицеров в фуражках с синим околышем и даже с очень большого расстояния всаживает им пулю в лоб. Об этой своеобразной «подписи» снайпера упоминается во многих оперативных донесениях частей, охотящихся за бандитами. «Командиру Грозненской стрелковой дивизии войск НКВД СССР полковнику Булыго. О боевой операции, проводимой ав-томатной и горно-стрелковой ротами по розыску и пре-следованию банды на х. Шунды. […] В 4.00 25 марта хутор был окружен. Мл. лейтенант Калиниченко с ручным пулеметом выдвинулся выше хутора с целью держать его под огнем, а сержанту Чибиневу с двумя автоматчиками приказал проверить 2 низких каменных сакли без окон и 2 разрушенных дома, стоящих над обрывом. Залаяла собака, и тут же с верхнего дома прозвучал выстрел. Около 8 часов два бойца прокрались к домам, забрались на крышу и в трубу бросили гранаты. Тут же был открыт сильный огонь с высотки над хутором. Был убит сержант Болденков пулей в лоб. Бандит, засевший на высотке, своим исключительно метким огнем сдерживал группу мл. лейтенанта Калиниченко. Около 10.00 пулей в голову сражен был ст. лейтенант госбезопасности Окуев. […] Еще один человек был убит после полудня, двое были ранены. Бандиты ушли в горы через рвы»146.

Отчеты аналогичного содержания датированы 9 марта, 12 марта, апрелем, июлем и августом 1944 года. На счету маленькой группы — тридцать восемь убитых офицеров и представителей младшего состава войск НКВД. А тем временем «пантера» вместе с мужем пришли в отряд Исраилова и встали под его командование. Об их действиях сообщается из многих долин, а в сентябре, когда после долгих месяцев безуспешной охоты за бандитами Ахметхан попадает в засаду и погибает, таинственная снайперша исчезает. НКВД теряет след «пантеры». Все решают, что она умерла, скорее всего, от холода, лишений или ран, а тело ее лежит в какой-то безвестной пещере. Неправда.