Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

На первый план выходит охота на Исраилова. Лаврентий Берия требует, чтобы его постоянно держали в курсе операций, предпринимаемых с целью «ликвидации» главаря повстанцев. Непосредственный заместитель начальника госбезопасности Кобулов прибывает в Грозный для координации действий. В конце мая он обращается к Берия с просьбой разрешить вывезти самолетом из Средней Азии нескольких чеченских религиозных лидеров, чтобы «использовать их для определения местоположения банд и проведения в них подрывной работы»151. Через неделю он сообщает о своем намерении «отказаться от проводимых войсками систематических и массовых облав в горах и лесах» ввиду их «безрезультатности» и начать работу по «сбору разведданных и внедрению» в окружение Исраилова. В попытке уничтожить предводителя партизанского движения в ход пускаются политические, семейные, клановые, религиозные интриги. К нему подсылают группу из 12 человек, переодетых в форму парашютистов вермахта, под командованием агента «Вихря» — российского немца, уже проявившего шпионские способности во время войны на территории рейха. Он должен, от имени немецкого командования, убе-дить Исраилова покинуть Чечню и перейти в Турцию. На предполагаемом маршруте перехода готовят засады.

Другие группы агентов НКВД, переодетых на сей раз лесниками или геологами, ведущими разведку нефтяных месторождений, засылают в области активного сопротивления, чтобы они привлекали внимание партизан и постарались сблизиться с ними. «Учитывая, что Исраилов Хасан невоздержан в отношении женщин», — по выражению некоего чиновника госбезопасности, в группу осетинских географов внедряют агента «Камету» — тридцатидвухлетнюю женщину-врача. Далее в записке говорится: «“Камета” располагает соответствующей внешностью, и потому мы рассчитываем, что она явится приманкой для Исраилова Хасана»152. Кроме того, КГБ прибегает к услугам чеченских оппозиционеров, которых для этой цели возвращают на родину из ссылки в обмен на сотрудничество. «Мы внедрили в область нашего агента Алхазура, — пишет Кобулов Берия. — Это чеченец, исклю-ченный в 1937 году из партии за сношения с врагами народа. Он сотрудничает с органами безопасности с 1942 года, его поведение оценивается как положительное. Мы снабдили его “легендой”, необходимой для получения доступа к Исраилову. Алхазур согласился ликвидировать Исраилова при условии, что ему потом позволят проживать в районе Грозного. Мы ему это обещали»153. В довершение всего из ссылки привозят группу духовных авторитетов, чтобы они оказывали влияние на мятежников и постарались организовать встречу с их предводителем. Кобулов доходит до того, что заставляет родственников Исраилова поклясться, что они откажутся от кровной мести, если его убьют чеченцы.

Заговоры проваливаются один за другим. А оказавшись в непосредственной близости от своей жертвы, агенты властей неизменно отказываются убивать его. В свое оправдание они приводят самые разнообразные причины, но, судя по всему, никто не хочет выступить в роли иуды. Тем не менее, кольцо сжимается. 26 ноября 1944 года некий посредник передает письмо от Исраилова одному из высших руководителей НКВД СССР, Дроздову. Содержание этого письма, если оно действительно подлинное, свидетельствует о полной подавленности автора: «Дорогой Дроздов, я прошу Вас сделать все возможное для того, чтобы добиться из Москвы прощения за все мои грехи, ибо они не так велики, как рисуются. Прошу прислать мне через Яндарова копировальной бумаги, не менее 10 листов, доклад Сталина от 7 ноября 1944 года, военно-политические журналы, не менее 10 штук, химических карандашей 10 штук. Прошу также сообщить мне о судьбе Хусейна и Османа [Хусейн — его брат, что же касается Османа, то это, скорее всего, Осман Губе], где они, осуждены ли они или нет.