Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Дорогой Дроздов, я нуждаюсь в лекарстве против туберкулезной бациллы, пришлите наилучшее лекарство.

С приветом. Писал Хасан Исраилов (Терлоев)»154. Письмо передают в Москву. В декабре Дроздов предлагает высшему начальству «направить на встречу с Исраиловым представителя духовенства, поручив ему провести переговоры о добровольной сдаче», так, чтобы «дезориентировать» Ис-раилова и «скрыть от него наши истинные намерения по его ликвидации». Письмо заканчивается словами: «Ждем ваших указаний», а на полях Берия написал синим карандашом: «Товарищу Кобулову: я согласен. Если вы тоже, подготовьте предложение».

Предложение «готовится» быстро. Представитель ду-ховенства, наставляемый службами Берия, добивается встречи с правой рукой Исраилова, обещает, в случае добровольной сдачи мятежников, безнаказанность ему и всем его людям, а также освобождение всех членов семьи Исра-илова. В порядке благодарности ему сулят премию в размере 400 000 рублей. 15 декабря первая попытка покушения срывается: тяжело раненный предводитель партизан скры-вается в горах. Но 28 декабря 1944 года самый близкий к измученному мятежнику человек приканчивает его двумя выстрелами в голову. На следующий день, в канун Нового года, года, сулящего победу над нацистским рейхом, Лаврентий Берия получает копию послания, адресованного его заместителю на Кавказе: «Задание, полученное от товарища Берия, выполнено. Хасан Исраилов был убит, его труп опознан и сфотографирован. Силы переключились на ликвидацию остатков вооруженных банд»155.

Но дело далеко от завершения. Движение повстанцев действительно агонизирует, но эта агония будет очень дол-гой, и Лаврентий Берия не дождется ее конца. Ведь и после войны, когда ни о каком сопротивлении уже не может идти речи, обстановка в регионе остается очень напряженной. Не прекращаются нападения на силы правопорядка, на колхозы или деревни у подножья гор, занятые новыми переселенцами. В 1946, 1949, 1950 годах лесные «бандиты» еще совершают крупные набеги или устраивают засады. В 1950-х годах, даже после смерти Сталина, все чеченские горы считаются опасным регионом. Юсуп Даниялов, сын председателя правительства соседнего Дагестана, прекрасно помнит это время: «Дело было в 1952 году. Мы с отцом были в Грозном, к нам присоединился первый секретарь райкома Жигалин. Мы вместе поднялись в горы до Ведено. Перед нами бронеавтомобиль. За нами бронеавтомобиль. А это происходило через восемь лет после выселения! Помню, что охраной руководил некий Абдулкирим. Вскоре после этого его вместе с пятнадцатью другими людьми убили повстанцы. Их тела расчленили. Пилой. В то время говорили, что бандиты получают оружие с Запада»156. Смертельная ненависть партизан не знала предела. Самой известной из всех стала банда Хучбарова, основанная еще в 1929 году; ее главаря убьют только в январе 1955 года, после двадцати шести лет подпольной борьбы в условиях сталинского режима. Последний из «кавказских братьев» сдастся властям только в 1960-х годах. В это время чеченцы, ингуши, кара-чаевцы, балкарцы и калмыки уже возвращаются на свой Кавказ157.

Только в 1957 году будут официально приняты указы, положившие конец выселению и провозгласившие реаби-литацию «народов-предателей» и восстановление их поли-тической автономии. Тексты этих законов будут соответствовать содержанию речи Никиты Хрущева, осудившего преступления Сталина с трибуны XX съезда КПСС в феврале 1956 года. Однако к этому времени поток возвращающихся уже набрал силу. Сигналом к возвращению стала смерть Сталина в марте 1953 года. В последовавшие за ней месяцы участились попытки нелегальных побегов высланных. В 1954 году, воспользовавшись тем, что Москва никак не может решиться на определение их участи, тысячи депортированных на свой страх и риск вернулись на Кавказ. Их возвращение проходит не без стычек и вспышек насилия. Зачастую встреча бывших хозяев и новых поселенцев заканчивается кровью. В то время как местные власти умоляют Москву притормозить поток возвращающихся, русские, осетины и дагестанцы, живущие в их селах, быстро пакуют вещи.