Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Но Кавказ? С этим регионом Граббе никогда не имел дела. Барон Розен, предыдущий командир отдельного Кавказского корпуса, был скомпромитирован злоупотреблениями своего зятя и снят с должности. На его место был назначен генерал Евгений Александрович Головин. Ему же было поручено управление гражданской администрацией на Кавказе. Павлу Граббе предстояло обеспечить ему поддержку, осуществляя прямое руководство военными операциями в регионе.

Весной 1838 года князь Головин и Граббе прибывают в Тифлис, столицу русского Кавказа, чтобы приступить к исполнению своих обязанностей. Царь не случайно решил полностью обновить местное руководство, обозначив тем самым свое стремление к изменениям: события последних лет раздражают и глубоко волнуют его. В течение четырех лет в регионе все большую силу набирает религиозный лидер по имени Шамиль, и российским властям никак не удается нейтрализовать его. Движение, зародившееся в 20-х годах XIX века в восточной части горного массива, вызывает особое беспокойство. Фронда, распространяющаяся в горных провинциях Дагестана и Чечни, не опирается на какую-то народность, клан, на поддержку какого-то селения или местного феодала, как это часто случалось в прежние времена. Теперь к мятежникам, объединившимся под знаменем воинствующего ислама, присоединяются представители самых разных общин. Руководитель восстания происходит из аварцев, одной из пяти основных народностей Дагестана. Его зовут Шамиль. Однако среди его ближайших помощников, так называемых наибов, есть и чеченские воины, и представители других кавказских народов. Дагестан, чьи скалистые горы и каменистые долины спускаются к берегам Каспийского моря, представляет собой настоящую мозаику национальностей, там живут десятки народностей, чьи языки и костюмы зачастую совершенно не похожи друг на друга. Единственным «общим знаменателем» для многих народов этой части Кавказа является ислам, и российские власти прекрасно осознают, что мусульманское восстание могло охватить весь регион.

Это — самая страшная угроза. Если на землях Грузии и Армении империи удалось быстро найти опору и поставить там свою администрацию, обширные области, расположенные по обоим склонам хребта Большого Кавказа, остались вне ее контроля. В западной части массива, покрытой непроходимыми лесами, российской армии упорно противостоят черкесы. А в восточных долинах любому, военному или гражданскому, присутствию сопротивляются чеченцы и дагестанцы. В 1830 году восстание переросло в газават, священную войну против русских и их местных союзников. Первыми жертвами этого кавказского джихада стали мелкие местные князья или ханы, перешедшие на сторону России. В результате восстаний на религиозной почве многие из них были свергнуты, убиты или изгнаны. Русские пытались вмешаться и защитить своих сторонников, но безуспешно. Более того, их вмешательство только усугубило ситуацию. А на сторону восставших переходили все новые деревни.

Первые два имама, выбранные руководителями вос-стания, были убиты в ходе столкновений. На смену им пришел Шамиль. Этот рыжебородый, атлетически сложенный человек производил внушительное впечатление: ростом он был около двух метров и, по слухам, обладал поистине геркулесовой силой. Некоторые русские солдаты, которым довелось увидеть его в бою, рассказывали, как он перепрыгивал через выставленные штыки и не падал, получив раны, казавшиеся смертельными. Третий имам был воспитан в традициях аскетической дисциплины суфиев — крупной и загадочной исламской секты. Он учился под руководством самых выдающихся знатоков Корана в Дагестане и посвятил все силы, всю энергию великому предназначению, к которому подготовили его теологи: изгнанию неверных с Кавказа и созданию государства, подчиняющегося воле Господа, выраженной в Коране.