Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Второй на несколько лет моложе, он живет по соседству и не скрывает своего восхищения товарищем, ставшим ему чем-то вроде духовного старшего брата. При рождении его назвали Али, но через несколько лет дали другое имя — Шамиль (буквально Шамуиль, то есть «Самуил»), чтобы Господь даровал ему силу, которую легенда связывает с этим именем. В детстве Шамиль был хрупким мальчиком, однако упорные, почти фанатичные занятия физическими упражнениями сделали его вполне соответствующим новому имени. Он превратился в стремительного молодого атлета, к двадцати годам в ауле у него не было соперников. Согласно легенде, он мог перепрыгнуть через веревку, натянутую на уровне его головы, или одним прыжком перемахнуть через девятиметровый ров. Его отец иногда грешил выпивкой, и эта скверная привычка отравила детство мальчика, над которым постоянно потешались товарищи. Став взрослым, Шамиль решил проблему весьма радикальным методом: он пригрозил, что покончит с собой на глазах у отца, если тот еще раз приложится к бутылке. Столь необычная кампания за трезвый образ жизни принесла свои плоды. Более того, она произвела впечатление на всю деревню и вызвала настоящее восхищение.

Товарищи стали неразлучны. Гази-Магомед играл роль учителя, Шамиль — ученика. Они посвящали значительную часть своего свободного времени изучению текстов Корана и стали ходить на уроки Магомеда Ярагского, главного мюршида религиозной революции накшбанди.

Благодаря этим урокам они стали теологами, отличными проповедниками нового течения. Через несколько лет Гази-Магомед станет первым имамом мюридов. Именно он поднимет знамя газавата против русских и их союзников. И именно он во главе партизанских отрядов первым встанет на путь вооруженной борьбы. После того как он погибнет в бою, а его неизвестный преемник Гамзат-бек будет убит в результате кровной мести, движение возглавит Шамиль. Он будет третьи имамом мюридов. Самым знаменитым. И самым решительным. Он доказал это во время битвы за Ахульго.

После отчаянного бегства из горной крепости Шамиль ушел из Дагестана и, перейдя через Кавказский хребет, укрылся в чеченских лесах. Он поселил свою семью и спасшихся при штурме Ахульго в ауле Дарго, расположенном в высокогорной долине; этот аул стал его новой столицей. Размышляя над причинами своего поражения, имам вынес из него несколько уроков. Прежде всего военных: отныне лидер мятежников станет тщательно избегать любых лобовых столкновений с российской армией. Более того, он больше никогда не позволит противнику взять себя в осаду; исключением станет его последнее сражение. Отныне он станет отдавать предпочтение всем формам партизанской войны, он будет уходить от организованных колонн врага, чтобы позже напасть на них из засады, часто менять место жительства и заново отстраивать аулы, сожженные русскими войсками.

Но прежде всего имам стремится прочесть в ходе событий волю Всевышнего. Взятие Ахульго и трагическая гибель его жителей свидетельствуют о том, что верующие недостаточно преданы заповедям шариата. Спасение рождается прежде всего из повиновения воле Всевышнего. Уединившись в затерянном в горах ауле, Шамиль погружается в молитву и проводит долгие часы в мечети

в полном одиночестве, погрузившись в раздумья. Он неустанно выступает перед новыми соседями с проповедями о необходимости строжайшего соблюдения шариата и неприятия любой «неверной» власти. Мало-помалу в Дарго начинают стекаться паломники, потом целыми группами приходят жители селений из других районов Чечни, иногда — из Дагестана. Русские не отказываются от политики силы и продолжают изгонять жителей из долин, чтобы поселить там своих колонистов и разбить казачьи станицы. Особенной жестокостью при этом отличается генерал Пулло, ветеран кавказской войны, один из участников осады Ахульго, которого ненавидит все местное население. Могучим фактором раздражения становятся перенаселенность горных аулов и большие сложности в осуществлении традиционных разбойничьих набегов. Начинается голод.

Уже зимой 1840 года, всего через несколько месяцев после того, как след Шамиля был окончательно потерян, русские начинают замечать тревожные признаки активизации лидера мятежников. А ведь после победы при Ахульго они невысоко ценили его голову. В попытке получить дополнительные сведения в горы отправляют осведомителей. Тому, кто «даст правдивую информацию о местонахождении Шамиля, о средствах, которыми он располагает, и о методах, которыми можно было бы с ним покончить», обещана «тысяча рублей серебром»47. Граббе лично нанимает некоего абрека, разбойника, известного своей дерзостью, и поручает ему «выяснить, чем сейчас занимается мятежный Шамиль»48. Генерал, разочарованный тем, что прошедшим летом добыча ускользнула из его рук, обещает сверх того большое вознаграждение своему агенту, если тот, воспользовавшись возможностью, сможет убить имама. На такой случай ему дают с собой пузырек с ядом.