Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Открытие пришлось как нельзя кстати. Тем паче что бюрократов скоро уже никто не будет спрашивать: в 1991 году Советский Союз распадется и расчистит место вокруг Каспия для своих бывших, теперь уже независимых республик: Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и России, которые, вместе с Ираном, образуют клуб новых прибрежных государств. Эта новая данность открывает игру. Теперь именно эти страны будут устанавливать правила и условия предоставления концессии. И новые лидеры быстро сообразили, в чем их интересы.

Первый решившийся — Абульфаз Эльчибей, президент Народного фронта, ставший новым хозяином Азербайджана после президентских выборов в июне 1992 года. Этот националист прозападной ориентации не скрывает своих намерений: в первых же публичных выступлениях он подтверждает свои симпатии к Турции, высказывает упреки в адрес иранского соседа и ясно дает понять, что желает порвать с Россией, наследницей «де-факто» советского государства. Он отвергает вступление Азербайджана в Содружество Независимых Государств (СНГ), некую конфедерацию, связывающую слабыми узами бывших членов СССР, и требует вывода русских войск, расположенных на его территории. Главное, он считает абсолютно приоритетным развитие нефтяной отрасли в сотрудничестве с Западом. Всего через шесть недель после своего избрания он подписывает с Казахстаном и Оманским султанатом декларацию о намерениях: три государства обязуются срочно разработать решения для экспорта каспийской нефти. В Средиземное ли море, в Черное или в Персидский залив? Еще не время уточнять, но сигнал дан: новые производители хотят вое пользоваться мировым рынком для сбыта своей продукции. И чем скорее, тем лучше. В марте 1993 года Абульфаз Эльчибей делает новый важный шаг: он подписывает с Турцией соглашение о строительстве совместного нефтепровода, который пересечет всю Грузию, потом восточную часть Турции, чтобы выйти к нефтяному терминалу в Джейхане, ультрасовременному турецкому порту на Средиземном море, который уже обеспечивает загрузку танкеров из Ирака.

Подтвердив достаточно ясно предпочтение пути в сторону Турции, Азербайджан сделал свой выбор. Вашингтон может принимать поздравления. Привилегированный выбор новых руководителей Баку с лихвой превосходит простые коммерческие интересы американских нефтяных предприятий. Это выбор стратегический, и выбор, полностью совпадающий с приоритетами, принятыми Белым домом: расширить спектр возможных поставщиков нефти и газа за пределами ОПЕК, стимулировать добычу и гарантировать себе беспрепятственный доступ ко всем новым источникам. Политика не нова, но она приобрела особую остроту после семидесятых годов, когда Соединенные Штаты, бывшие до того экспортерами, перешли в лагерь импортеров. С тех пор стремление к обладанию постоянным доступом к изобильным ресурсам в других точках планеты, свойственное Соединенным Штатам, потребляющим добрую четверть мировой энер-гии, приобрело характер булимии.

На Кавказе команда Билла Клинтона, занимавшего тогда Белый дом, нацелилась на несколько добавочных объектов, тоже не лишенных значения. Советники пре-зидента Клинтона не скрывают, что у Америки есть по меньшей мере три причины решительно углубиться в каспийский регион. Первая — это изоляция Ирана, страны, возглавляющей состряпанный в Вашингтоне список государств-«изгоев» и поддерживающей воинствующие религиозные и террористические движения. Иран стоит в самом центре шахматной доски. Его природа великого мирового производителя нефти, как и привилегированное положение в Персидском заливе, матке планетарной энергии, уже сделали его серьезным противником Соединенных Штатов. Новые открытия на Каспии только усиливают его роль. Иран, как одно из прибрежных государств великого внутреннего моря, может иметь большое влияние, в том числе военное. Но главное, через него пролегает самый естественный и самый экономичный путь для экспорта каспийской нефти. Несколько добавочных нефтепроводов — и нефть может быть легко доставлена к терминалам в Заливе и даже в Турцию. Для Соединенных Штатов такая перспектива становится кошмаром. Она дала бы Ирану лишние козыри в битве за контроль над энергией.