Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Со своей стороны, Збигнев Бжезинский, бывший шеф Совета национальной безопасности при президенте Картере, ставший консультантом фирмы «Амоко» по каспийскому досье, издает свой политический бестселлер «Большая шахматная доска»6. Он цитирует слова лорда Керзона, вице-короля Индии, который так определял «Большую игру»: «Туркестан, Афганистан, Каспий, Персия — у многих эти названия вызывают представления о крайней удаленности, воспоминания о странных превратностях судьбы и мрачных романах. Для меня, признаюсь, это клетки на шахматной доске, на которой разыгрывается мировое господство»7. В этом сочинении Бжезинский, старый солдат «холодной войны», характеризует Кавказ и Каспий как определяющие ставки предстоящих десятилетий для США. Ему практически вторит Сэнди Бергер, его наследник в Совете безопасности, когда говорит о «регионе, не-обыкновенно важном для будущего США»8. Это недвусмысленное послание дает ясно понять, что источником лоббирования является сам президент Клинтон: Каспий рассматривается как ключевая зона, от которой отныне надо держать Россию подальше.

Эта операция прежде всего является гигантским блефом. Независимые исследования, проводящиеся с 1998 года Лондонским интернациональным институтом стратегических исследований, шотландской фирмой «Вуд Макензи» и нефтяными консультантами из Женевы, заставляют усомниться в привлекательности «золотого дна». Резервы прибрежных стран (без России и Ирана), по мнению экспертов, составляют 25 миллиардов, максимум 85 миллиардов баррелей9. Немного позже появляются оценки с российской стороны — запасы нефти колеблются от 10 до 40 миллиардов баррелей10. Европейцы говорят о 15 миллиардах баррелей. Наконец, «Бритиш Петролеум», один из гигантов, чье участие в делах реги-она наиболее заметно, пересматривает свои цифры в сторону понижения и признается, что к концу 1999 года не рассчитывает больше чем на 16,1 миллиарда доказанных запасов на Каспии11. Настоящий крах на бирже иллюзий. Удар жесток. Во всяком случае, это в три, а то и в десять раз меньше, чем предполагалось в оптимистических декларациях Белого дома и заинтересованных нефтяных гигантов, но холодный душ не уничтожил все надежды. Нефтяные расчеты, как бы ни были они совершенны, все-таки не точная наука. И вот в январе 2006 года лидер русских нефтяников «Лукойл» объявляет о неожиданном открытии месторождения в северо-западной части Каспия, в 220 км от Астрахани*. Никто не может претендо-вать на знание всех тайн, которые еще хранит гигантское внутреннее море.

Сырье, открытое после первого бурения, извергалось в количестве 800 тонн в сутки, при среднем показателе России 10,5 тонны. Его качество намного выше среднего, а стоит оно на 3,5 доллара за баррель больше. Наконец, протяженность этого месторождения, в соединении с новыми газовыми около Астрахани, позволило «Лукойлу* обогнать «Эксон», бывший до того крупнейшим в мире владельцем энергетических ресурсов.

Итак, объем упомянутых резервов, даже сильно сокращенный, превращает Каспий в обязательное место встречи производителей нефти. В эпоху американского нефтяного наступления в этом регионе считалось, что все значительные ресурсы вне ОПЕК будут использованы к 2030 году. Поэтому не может быть и речи о том, чтобы упустить возможность уменьшить надвигающуюся зависимость. Кавказско-каспийские запасы не могут, конечно, соперничать с потенциалом Аравийского полуострова (471 миллиард баррелей), но сохраняют свою привлекательность на фоне истощающихся запасов Северного моря (17 миллиардов баррелей) или самих США (22 миллиарда)12. Постепенно Каспий занимает место, соответствующее его возможностям, в планах гигантов мировой энергетики: отныне за ним признают от 3 до 4% запасов планеты13. Если, на первый взгляд, эта цифра кажется незначительной, надо вспомнить, что изменения годовой продукции меньше чем на 1% достаточно для того, чтобы спровоцировать огром-ный скачок цен, очень пагубный для мировой экономики. Наконец, к нефти следует еще прибавить природный газ, безусловно первую замену черного золота. В регионе его в избытке, около 232 триллионов кубических метров. Мечта прибрежных стран расплывается, но не исчезает. Если Каспий — это и не новый Персидский залив, то что-то вроде Северного моря. Но это Северное море втиснуто между Китаем, Россией и Ираном. Вполне достаточно для того, чтобы вожделения не угасли.