Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Задача не из легких. И главная оппозиция возникает изнутри: на самом деле, многие компании считают цену проекта непомерно взвинченной. Цена прохода через трубопровод только одного барреля доходит до 2,6 доллара. Очевидно, что к этому надо добавить расходы на добычу, на морской транспорт, так же как отчисления производителям и налоги. В то время как цены сырой нефти на мировом рынке колеблются вокруг цифры в одиннадцать долларов, гиганты типа «Шеврона» или «Тексако» считают окончательный итог более чем неразумным. Они упрямо отказываются участвовать в финансировании проекта, несмотря на настойчивое давление администрации и стран-производителей. В Баку во главе проекта встала «БП». Ее представитель Дэвид Вудворд превратился там в одного из самых влиятельных людей. С помощью азербайджанцев, которые увязывают получение прав на добычу нефти в их водах с некоторыми жертвами в пользу проекта, Вудворд вовлек в предприятие десяток других компаний. Среди них американская «Юникал», норвежская «Статойл», азербайджанская «Сокар», а также некоторые турецкие, итальянские и японские фирмы. Эти инвесторы сгруппировались в недрах АМОК (Азербайджанской международной операционной компании), действующей на большинстве основных азербайджанских месторождений Каспия. «БП» сможет еще усилить свою роль на этапе строительства, если получит контроль над американской «Амоко», редкую привилегию для европейской компании за всю историю нефтяных разрабо-ток. Теперь «БП» стала главным действующим лицом со стороны Запада в Баку.

Выражаясь официальным дипломатическим языком, новый кавказский приоритет для стран Запада принимает форму великого проекта «евразийского коридора», который должен обеспечить связь между Старым кон-тинентом и такими многообещающими областями, как Каспий и Центральная Азия. В Брюссельской декларации, подписанной в мае 1993 года, Европейский союз первым отметил свои интересы в этой области: речь шла о соединении железными и автомобильными дорогами Старого континента с его новым Дальним Востоком. Немедленно, буквально «ноздря в ноздрю», в Вашингтоне выступил и американский сенатор Браунбек — горячий приверженец восстановления Великого шелкового пути, некогда привилегированной торговой дороги, связывавшей Восток с Западом, минуя Россию. Идею сразу подхватывает и защищает администрация Клинтона.

Для США позвоночником «коридора», или Шелкового пути может быть только магистральный нефтепровод Баку—Джейхан. По окончании этого первого этапа, отмечает сенатор Браунбек, станет возможным строительство новых «газодуков» через Каспий, чтобы направить потоки газа в Европу и составить конкуренцию почти эксклюзивному поставщику «голубого золота», каковым является Россия. За разговорами вскоре следуют более конкретные шаги: бюджет американского присутствия в этой части света возрастает год от года. И две организации, завоевавшие стойкую репутацию своей финансовой пунктуальностью и требовательностью в отношении рентабельности, раскрывают кошельки, чтобы помочь реализации плана БТД. В ноябре 1993 года Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития выдают «проекту века» кредиты по 250 миллионов долларов каждый. Турция предлагает дополнительно существенные гарантии, на случай финансового дефицита, на ту часть нефтепровода, которая проходит по ее территории. Несмотря на это, многие, в том числе и среди нефтяных компаний, не верят, что этот «политический» нефтепровод сможет когда-то стать рентабельным. «Экссон Мобил» и «Шеврон Тексако», два главных американских гиганта, отказываются участвовать в строительстве. Их отсутствие и гробовое молчание, в то время как в Вашингтоне все поздравляют друг друга, подчеркивают в высшей степени геополитический характер проекта века. Со все большей ясностью выри-совывается правительственная стратегия приоритета энергетической безопасности и контроля над мировы-ми ресурсами, которая в дальнейшем станет фундаментом доктрины Чейни—Буша-младшего. Ставки выходят далеко за рамки обычных коммерческих соображений. «Мы вложили существенные политические инвестиции в Каспий, — скажет Билл Ричардсон, секретарь по энергии в правительстве Клинтона, — и для нас очень важен совместный успех карты нефтепровода и политики»20.