Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Главы грузинского и азербайджанского государств — старые знакомые. Первого зовут Эдуард Шеварднадзе. Второго — Гейдар Алиев. Оба заседали в Политбюро КПСС, святая святых власти в советскую эпоху. Принадлежавшие к горбачевскому поколению, они были в числе тех всемогущих руководителей, которые царствовали в СССР в десятилетие его заката. Эти два кавказца фигурировали в горстке нерусских, достигших высшей власти. Редкая честь, долгое время обеспечивавшая им большую популярность в родных регионах. Они оба прошли обучение в рядах КГБ и остались причастны к фантастической сети влияния. Наконец, оба руководили своими республиками в качестве первых секретарей компартии. Это бывшие наместники советского Кавказа.

Когда путчисты поставили Гейдара Алиева вместо Эльчибея, были все основания предположить, что речь идет о своего рода реставрации. Как и годом раньше в Грузии, с приходом к власти Шеварднадзе, новый властитель начинает с умиротворяющих переговоров с Москвой. Конечно, не может быть и речи о подчинении, как в советскую эру, но бывшие коллеги Горбачева подчеркивают важность экономических и политических связей, которые их страны поддерживают с Россией. Эти связи нельзя грубо оборвать, не разрушив собственную экономику. Два бывших администратора советской эпохи знают это по собственному опыту.

На Кавказе создается впечатление, что настал постимперский период и что Россия, как наследница СССР, пусть в менее грубой форме, но все-таки сохранит свою гегемонию. Но Гейдар Алиев в Баку, как и Эдуард Шеварднадзе в Тбилиси, быстро развеют эти ожидания.


2

Война трубопроводов

Придя к власти, Гейдар Алиев показывает решимость идти по пути, намеченному его свергнутым предшественником. Не может быть и речи о том, чтобы оставить Азербайджан в полной зависимости, коммерческой и политической, от России. Баку должен бороться за свое возрождение в союзе с большими западными компаниями. Но старый лис, закаленный в огне баталий Политбюро, выбирает более осторожный и тонкий подход. Покончено с громогласными заявлениями о независимости или символическими поездками к соперникам России. Забыто публичное фанфаронство на бакинских митингах ради возбуждения в толпе националистических страстей. Он поручает своему сыну Ильхаму, который унаследует его президентский пост в октябре 2003 года, начать тайные переговоры с нефтяными гигантами. Встречи происходят за границей, подальше от бакинских учреждений, где слишком много российских «ушей» и где к тому же очень трудно гарантировать безопасность иностранных бизнесменов. Очень скоро сначала шесть, а потом и двенадцать компаний, среди которых «Амоко» и «БП», уже занявшие определенные позиции при прежнем режиме, заявляют о своей заинтересованности. Летом 1994 года в Стамбуле, а потом в американской нефтяной столице Хьюстоне начинаются обсуждения с целью найти при-емлемое соглашение. «Эти небоскребы из стекла, город, утопающий в роскоши, все так отличалось от тою, что было у нас, — вспоминает один из членов азербайджанской делегации. — В начале царило взаимное недоверие. Нам казалось, что американские нефтяные боссы похожи на цыган, которые только и ждут, как бы обвести нас вокруг пальца. Но мы знали, что президент Алиев хотел добиться договоренности во что бы то ни стало. У нас была ясная инструкция не возвращаться из США с пустыми руками»21.

Новости, приходящие из Баку, вызывают в Москве тревогу и раздражение. Создается впечатление, что новый президент не более расположен соблюдать интересы Москвы, чем его предшественник, низложенный в результате путча. Ходят даже слухи, что он собирается открыть для эксплуатации нефти и газа новые морские пространства.