Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Поступающая информация никак не может успокоить русских военных. Один из жителей аула дал четкие сведения по поводу жилища Шамиля и его охраны. Он может даже описать укромные пути, ведущие к убежищу имама. Но он сообщает также, что весной Шамиль готовит наступление в Чечне и что в его распоряжении уже более тысячи двухсот человек. Со своей стороны, отправленный со шпионской миссией абрек, в течение двух недель бродивший по горам, полностью подтверждает это свидетельство: имам оставил семью в Дарго, сам прячется в деревушке Борзы и постоянно меняет место жительства. Кроме того, он сообщает, что «готовится война против русских»49, и даже пытается объяснить, почему чеченцы так массово тянутся к Шамилю: «Командующий крепостью Грозная не только гоняется за ними, он их грабит, требует по рублю с каждых десяти домов, а в качестве оброка забирает у женщин их шали»50. Что касается попытки покушения, она скоро проваливается. «Надо быть наивным дураком, как этот Уллу-бей (посланник Граббе), чтобы надеяться отравить Шамиля», — лаконично пишет по этому поводу личный секретарь имама51.

Действительно, с приходом весны русской армии внезапно приходится иметь дело с целым рядом мятежей. Селения восстают одно за другим. В войну вступает прежде всего равнинный район Аргунь, потом — Большая Чечня, в горах которой скрывается Шамиль. Генерал Пулло шлет тревожные депеши своим начальникам — генералу Граббе и генералу Головину — в Тифлис: русские в состоянии контролировать только свои крепости и их ближайшие окрестности, он нуждается в немедленных подкреплениях.

А Шамиль между тем отправляет своих представителей в подчиняющиеся ему районы. Ведь верный своим принципам и последовательный в своих действиях, имам не довольствуется тем, что задерживает или предотвращает распространение русского влияния. Он создает организацию, достойную называться настоящим государством, — имамат. Этому исламскому государству суждено будет играть ведущую роль в регионе в течение добрых пятнадцати лет.

Имам лично становится во главе новой структуры. Он одновременно осуществляет функции религиозного лидера и военно-политического руководителя, опираясь в своей деятельности на «диван» — тайный совет, состоящий из двух человек. Их имена никому не известны, они должны помогать имаму осуществлять управление. В соответствии с доктриной тариката накшбанди в основу государства положены законы шариата; они служат и конституцией, и сводом правил повседневной жизни.

Обращение Шамиля к согражданам не оставляет никаких сомнений на этот счет:

«Горцы! Засучите рукава для установления законов Милосердного! Заверяю, что каждому Аллах простит то, что было в прошлом, и не будет вам укора сегодня — Аллах помилует вас, если вы отныне примете шариат, а если не примете… О! Жители аулов, где не царит шариат, вы скоро познаете свой конец. Мы поступим с вами, как с неверными, мы отрежем вам головы»52.

Национальные обычаи, признаваемые адатом*, одобряются только в том случае, если не противоречат исламскому закону. (* Обычное право, т.е. право, основанное на обычаях.) Шамиль ополчается против пресловутого закона кровной мести, строжайшим образом соблюдаемого большинством кавказских народов, с которым тесно связано такое понятие, как родовая честь. Упорядоченные правила мести и возмещения ущерба приводят к непрекращающеися ненависти между семейными кланами и не дают возможности создать сплоченное общество. Однако, несмотря на все усилия, в этой области имам потерпит неудачу. Конечно, созданные им новые институты не позволяют вести образ жизни, заимствованный у русских или у казаков. Строго запрещено употребление табака и алкоголя. За пьянство положено публичное наказание в виде сорока ударов палкой в случае первого нарушения, а замеченного в этом грехе повторно казнят. Курение или нюхание табака карается арестом и содержанием в глубокой яме — таковые вырыты в каждой деревне. Предписания, касающиеся одежды, требуют, чтобы женщины носили под традиционными покрывалами длинные шаровары. Музыка и танцы допустимы только в исключительных случаях, в частности на свадьбах, «чтобы молодежь не отдавала предпочтение хороводам в ущерб ночным дозорам и звукам стрельбы»53. За любое нарушение положены сорок ударов палкой, а музыкальные инструменты просто разбивают. Обязательными объявляются пять ежедневных молитв и омовений, а также пост в рамадан. Во всех селениях открываются школы изучения Корана, находящиеся под контролем имамата.