Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Немедленно со Смоленской площади, где находится российское Министерство иностранных дел, приходит нота протеста. Москва, по своему обыкновению, обрушивается на «односторонние притязания» и «нарушения международного права». Но тон уже менее агрессивен по сравнению с теми угрозами, которыми за два месяца до того потрясал Ельцин. И, главное, все хорошо понимают, что «контракт века» никогда не увидел бы свет, если бы британские и американские гиганты, принявшие в нем участие, не получили серьезных предварительных гарантий. Становится, в частности, известно о присутствии среди членов — учредителей АМОК представителей российского нефтяного гиганта «Лукойл». Первое частное предприятие в российском энергетическом секторе получает десятипроцентную долю в капитале консорциума, больше, чем американские «Юнокал» или «Пеннзойл», норвежская «Статойл» или «Теркиш петролеум»*. (* При создании АМОК в ней участвовали следующие компании: «Со- кар» на уровне 20%, «БП» (17,1%), «Амоко» (17%), «Лукойл» (10%). «Пеннзойл» (9,8%), «Юнокал» (9,5%), «Статойл» (8,5%), «Макдермотт» (2,4%), «Ремко» (2%), «Теркиш петролеум» (1,75%), «Дельта—Ни- мир» (1,6%). В дальнейшем «Сокар» перешла на 10%, «БП», благодаря своему слиянию с «Амоко», на 34,1%, «Теркиш петролеум» на 6,8%. Доли новых вступивших составили: «Эксон» — 6,8%, американские «Девон Энерджи» — 5,6% и «Амерада Хесс» — 2,7%, японская «Иточу» — 3,9% (по состоянию на 2004 год).) И, как говорят некоторые специалисты отрасли, его доля в распределении между инвесторами даже больше. Очевидно, что «Лукойл» таскает каштаны из огня, пользуясь связями с российскими силами.

Азербайджанцы вдруг узнают, что их президент в течение семи месяцев ведет переговоры с российским нефтяным лобби, чтобы предложить ему обмен: доступ русских к азербайджанскому черному золоту за толерантность Москвы. Опыт, полученный старым лисом Алиевым за советскими кулисами, творит чудеса. Соглашение приносит плоды: несмотря на угрозы репрессий, Россия так и не перешла к действиям. Пусть Министерство иностранных дел из принципа продолжает заявлять протесты, пусть в нью-йоркской штаб-квартире ООН торжественно вручается меморандум с назначением срока, но сменяющие друг друга руководители российского правительства того времени, Виктор Черномырдин или Сергей Кириенко, оба вышедшие из энергетического лобби, не предпринимают никаких действий в этом направлении. Зато российские энергетические компании регулярно участвуют в образовании консорциумов на Каспии. После 10% доли в эксплуатации первого месторождения Азери—Чираг «Лукойл» получил, например, такую же часть в консорциуме Шах-Дениз, а потом контрольный пакет (60%) в Ямале. Присутствие русских поисковиков, на взгляд работающего бок о бок с ними Запада, это лучшая страховка от риска военной интервенции. Но в Москве оно не всем по вкусу. В частности, министр иностранных дел Козырев с трудом проглатывает оскор-бление и осенью 1994 года входит в конфликт со своим прямым начальником, премьер-министром Виктором Черномырдиным, человеком, связанным с газовым гигантом, «Газпромом». Дипломаты и военные сокрушаются по поводу очередной неразберихи, столь свойственной режиму Ельцина: достоинство государства осмеяно, интересы России растоптаны, чтобы позволить нескольким баронам или олигархам набить карманы. У России никогда не было худшего противника, чем она сама.

Впрочем, если русские и утратили какую-либо надежду запретить иностранным компаниям проводить офшорное бурение на Каспии, они все еще цепляются за идею воспрепятствовать сооружению нефтепровода БТД через Грузию. Формально новый консорциум АМОК еще не принял окончательного решения относительно маршрута этого нефтепровода. Естественно, территория Ирана даже не рассматривается, но вариант маршрута через северные области, то есть через российский Кавказ в направлении черноморского порта Новороссийск, пока еще представляется вполне допустимым. В этом уверены не только российские власти: некоторые американские компании, в частности, активно работающие в Казахстане, оказывают давление на свое правительство, чтобы побудить его не складывать все яйца в одну корзину. Когда дело касается нефти, лучше располагать несколькими нефтепроводами, чем оказаться в зависимости от одного-единственного. «Happiness is multiple pipe-line» («Счастье — это когда много нефтепроводов») — написано на стикерах-«смайликах», укрепленных на ветровых стеклах автомобилей западных компаний в Баку. К тому же руководители некоторых мировых энергетических гигантов полагают, что устраивать провокации в отношении России — это не самое разумное решение. Может быть, удастся найти компромисс?