Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

11 августа 1994 года, за месяц до подписания в Вашингтоне «контракта века», Борис Ельцин в телевизионном выступлении клянется своим соотечественникам, что о применении силы не может быть и речи: «Силовое вмешательство было бы неприемлемым, — объясняет российский президент. — …Нам в России удалось избежать межэтнических столкновений только благодаря тому, что мы отказались от применения силы. Если мы нарушим этот принцип в отношении Чечни, поднимется весь Кавказ. И тогда будет столько проблем и столько крови, что в будущем нам этого никто не простит. Это совершенно невозможно»23.

Однако спустя три месяца проваливается неумело организованная попытка свержения сепаратистского правительства. Российская армия оказывала явную помощь путчистам, и смириться с такой неудачей она не в состоянии. В декабре 1994 года центральные власти санкционируют штурм Грозного. Момент выбран крайне неудачно: метеорологические условия не позволяют Российской армии использовать стратегическое преимущество, предоставляемое авиацией, наступление проводится не только без какой-либо серьезной подготовки, но даже и без консультаций со всеми задействованными службами. «Вопрос нескольких часов», — неосторожно замечает министр обороны Павел Грачев. К концу месяца наступление на Грозный превращается в бойню. Русские солдаты попадают со своими танками и бронемашинами в засады на городских улицах, как некогда их предки, участники «похода на сухарях», — в горных лесах, и там их безжалостно истребляют. Это становится началом того, что называют «первой чеченской войной», словно бы раньше никаких войн здесь не велось. Спустя одиннадцать лет «вопрос нескольких часов» так и не находит решения.

Трудно дать точную оценку роли, сыгранной нефтяной политикой в принятии Россией решения о насильственном возвращении Чечни в конце 1994 года. Однако нет никаких сомнений в том, что правительство Черномырдина полно решимости взять под контроль пути транзита нефти. В течение 1995 года Российская армия всеми силами старается оттеснить силы мятежников подальше от нефтепроводов, чтобы «обезопасить» последние. Но и мятежники прекрасно осознают значение ставок в этой игре. Они регулярно совершают акты саботажа против нефтяных установок, а для нападений, в том числе и за пределами Чечни, выбирают объекты, связанные с энергетикой. Например, в июле 1995 года полевой командир Шамиль Басаев проводит вылазку после того, как российские стратеги выдвигают предложение о строительстве нового нефтепровода в обход воюющей Чечни с севера: он нападает на маленький казацкий городок Буденновск, захватывает больницу, берет в заложники больных и врачей. Буденновск не имеет ни военного, ни символического значения, но он расположен именно в той местности, где предполагается пустить нефтепровод. Через несколько лет аналогичный рейд будет проведен против дагестанского города Буйнакска, через который должны пройти новые нефтяные трубопроводы. Во время временного перемирия, подписанного в 1996 году между верховным главнокомандующим чеченскими силами Асланом Масхадовым и генералом Лебедем, в центре переговоров опять-таки оказываются ремонт, восстановление и обеспечение безопасности российских нефтепроводов на территории мятежной республики. В обмен на часть доходов Масхадов согласится гарантировать свободный транзит черного золота и безопасность эксплуатации нефтепроводов. Обязательство так и не будет исполнено: чеченские власти окажутся не в состоянии найти тех, кто в первые лее недели восстановительных работ похитит словацких рабочих.

Чтобы противостоять всем угрозам и все лее создать приемлемый маршрут для транзита нефти, российские нефтяники придумывают «чеченскую гарантию». Согласно этому оригинальному условию, все экспортеры сырой каспийской нефти получают страховку от любых неолеиданных потерь черного золота при прохоледении через Чечню. После поступления нефти на черноморский терминал российский государственный монополист, транспортировщик «Транснефть», обязуется выплатить компенсацию за любые потери, которые могут возникнуть с момента принятия ответственности на российской границе. Договорные обязательства соблюдаются без обсуждения, и выплачиваемые суммы порой очень высоки. Несколько раз, особенно во время второй чеченской войны, начавшейся в 1999 году, русские будут вынуждены перекрывать краны, чтобы воспрепятствовать диверсионным актам, целью которых является нефтепровод. В конце войны, в 2001 году, им все-таки удастся реализовать знаменитый обход Чечни с севера, чтобы обезопасить трубы.