Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В 1926 году, когда Кавказ уже шесть лет жил под со-ветским режимом, и величие Нобелей, Ротшильдов или Тагиева, казалось, кануло в Лету истории, знаменитый американский корреспондент Луис Фишер писал:

«Грустно будет видеть, как магнетическая сила нефти привлечет на Кавказ огромные армии; увлекательно будет наблюдать, как нефтяные компании мобилизуют все резервы дипломатии для борьбы вокруг зеленых ковров и за кулисами, и будет поучительно проанализировать, до какой степени внешняя политика государств в виде бла-годарности, кредитов или чего-нибудь другого зависима от смазочных материалов и горючего — от нефти»45.

Через три четверти века армии великих держав создали новые базы на Кавказе. В Баку вернулись нефтяные компании, глава «БП» даже назвал резиденцию, в которой поселился, Вилла Петролеа II, в честь своего предшественника Людвига Нобеля. Они активизируются вокруг зеленого ковра и за кулисами. И государственная политика в этой части мира, от США до России, от Китая до Ирана, Турции или Европейского союза, прежде всего зависит от этого самого смазочного материала. Он насквозь пропитывает судьбы кавказских народов.


 

эпилог

Следы истории

13 июля 2006 года тридцать важных персон, в том числе главы азербайджанского, грузинского и турецкого государств и американский министр энергетики, встре-тились в Джейхане, большом новом нефтяном терминале на южном берегу Турции. Они приехали отпраздновать официальное открытие трубопровода Баку—Тбилиси— Джейхан (БТД), перешедшего наконец из проекта в реальность. За пять недель до этого танкер «Бритиш хау-сорн» перевез первые 600 000 баррелей необработанной нефти на итальянский нефтеперерабатывающий завод, открыв новый путь к западным рынкам.

За три дня до этого, 10 июля 2006 года, в маленьком ингушском селении Экажево, в нескольких десятках ки-лометров от Назрани, посреди ночи прогремел сильный взрыв. В грязном дворе строящегося склада взлетел на воздух грузовик с пятьюдесятью килограммами тротила и несколькими десятками мин. Это случилось, скорее всего, по неосторожности одного из людей, грузивших машину. Ответственным за проведение операции, чей труп нашли разорванным на куски и обезглавленным, был не кто иной, как Шамиль Басаев, враг России номер один и главный стратег мятежных чеченских сил.

Перевернуты две новые страницы эпопеи завоевания Кавказа. Действительно, оба события корнями глубоко уходят в бурную историю региона. Инициаторы БТД, второго в мире по протяженности нефтепровода, связав напрямую бакинские морские нефтяные платформы со Средиземным морем, следовали великому намерению Ротшильда: пересечь по прямой кавказский перешеек, создать короткое замыкание в русской сети (тогда принадлежавшей Нобелям) и обеспечить западных потребителей энергией, которую они жаждут все больше и больше. Что касается Шамиля Басаева, то он не случайно носил имя знаменитого имама. Семья, вернувшаяся после высылки в Казахстан, дала это имя ребенку, родившемуся в 1965 году в селении Ведено, бывшей столице имама Шамиля и месте пленения грузинских княгинь. Судьба много раз вела его, и как военного командира, и как про-поведника радикального ислама, по колее, оставленной его знаменитым тезкой. Он организовывал самые дерзкие рейды, возбуждал общественное мнение в Турции и на Западе, упорно мстил за своих близких, убитых противником, объединялся с самыми радикальными груп-пировками, видевшими в нем возможного имама всего Кавказа, и не останавливался ни перед какими, даже самымы жестокими, преступлениями.

Вес истории в ежедневном ходе событий на Кавказе ощущается тяжелее и мучительнее, чем где бы то ни было. Как понять чеченскую войну, если не знать о пред-шествовавшей двухвековой борьбе? Или оценить подъем исламизма, если пренебрегать его источниками? Как вос-принимать вечный страх перед антирусскими происками и иностранными интригами, на которые не перестает жаловаться Россия? Как осознать страшное наследство, оставленное депортациями?