Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Жертвенность, фанатичная вера, аскетизм и — превыше всего — абсолютное повиновение воле Господа и его скромного представителя. Этот рассказ великолепно передает образ общества, за которое ратовал Шамиль. Третий имам был великим медиумом. Но, если говорить о революции, совершавшейся им на земле, глава тариката показал себя и замечательно талантливым организатором.

Всем мужчинам от пятнадцати до пятидесяти лет вменялась в обязанность военная служба. От нее были осво-бождены только жители семи деревень, поставлявших стратегические ресурсы того времени — соль и селитру. Каждый воин должен был иметь все необходимое для участия в операциях, рассчитанных на несколько недель. В первые годы в армию имама призываются все жители района, где происходят сражения, только в отдаленных областях допускается присутствие воинов из соседних долин. Но вскоре оказывается, что такая организация не дает желаемых результатов, и Шамиль постепенно создает постоянную армию, финансируемую аулами. Это позволяет ему быстрее реагировать на тактические игры, ведущиеся русскими, и обеспечивать внутреннюю безопасность своего государства. Его профессиональные солдаты набирались из лучших воинов и приносили присягу на абсолютную верность Корану и своему имаму. Переведя на военную основу систему личных связей, существующих между мюршидом и его мюридом в тарикате, Шамиль получил ядро армии, остро заинтересованной в сохранении режима и готовой полностью посвятить себя войне против неверных.

Этот элитный корпус вскоре становится известным благодаря своей беспримерной отваге. Именно из него Шамиль набирает сто двадцать человек, пользующихся репутацией лучших воинов на всем Кавказе, в свою личную охрану. В войне против России лидер мюридов охотно использует некоторые традиции противника: так, высших офицеров можно узнать по звездам, пришитым к рубахам, а за отвагу вручаются медали с выбитым на них гербом имама или сабли с выгравированными именными надписями. Чтобы противостоять вражеской армии, горцы обзавелись собственной артиллерией — часть орудий украдена у русских, часть скопирована с них местными ремесленниками.

В управлении имам опирается на своих полномочных представителей, наибов; часто руководителем того или иного вилайета (района) становится его уроженец. В разное время число наибов колеблется от четырех до тридцати. На первых порах существования имамата наибы располагают всей полнотой военной, административной, судебной и религиозной власти в своих округах и зависят только от имама. Но постепенно, опасаясь появления среди них возможных соперников, Шамиль приступает к разделу власти. Во главе региональных полков, самых важных подразделений армии мюридов, стоят наибы, в чьи обязанности входит обеспечение быстрой мобилизации войска. Они также ведут своих людей в бой после получения соответствующего приказа. На практике за ними в значительной степени сохраняется и административная власть в вилайетах. Но религиозная власть, которая должна следить за строгим соблюдением шариата, а также судебная власть передаются в руки кадиев — исламских судей, также управляющих мечетями. Кадии действуют на местном уровне, подчиняясь муфтиям, а те обеспечивают преемственность власти имама на уровне вилайета. Кроме того, они отвечают и за образование. Для обеспечения связи имам создает курьерскую службу, пользующуюся безусловным приоритетом при смене лошадей на этапах; это позволяет ему менее чем за три дня установить контакт с любым, даже самым удаленным уголком гористого имамата. Наконец, чтобы гарантировать исполнение своих приказов, Шамиль создал сеть секретных служб, работающих во всех районах и доносящих ему обо всех нарушениях шариата.

Строительство исламского государства, являющегося сутью имамата, наталкивается на определенное сопротивление. Население Кавказа, вынужденное подчиниться новому режиму, воспринимает его как переворот, как революцию. Отмена местных обычаев, в частности кровной мести, рождает возмущение в умах людей. Местная элита, лишившаяся при режиме Шамиля титулов и власти, пы-тается восстановить свои привилегии, сея смуту и иногда прибегая к помощи русских. Чеченцы, с их глубоко укоренившимися традициями равенства, противятся необходимости подчинения центральной власти и чужому для них руководителю. Они требуют, чтобы ими правили наибы — выходцы из их собственных аулов, и иногда изгоняют или даже убивают «чужеземных», то есть дагестанских представителей, назначенных имамом. Такое этническое братство, относящееся с большим подозрениям к основным правилам ислама, сильно затрудняет деятельность Шамиля. Несмотря на то, что на поле боя его чеченские наибы часто оказываются самыми отважными из офицеров, он постоянно испытывает к ним какое-то недоверие. Но когда настанет час последней битвы, именно они составят основу последней обороны правоверных.