Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Задачу Воронцова осложняет тот факт, что он прибывает на место с четкими инструкциями, разделенными на три пункта и скрепленными подписью государя. Царь по-прежнему полон решимости руководить ходом событий лично, из столицы. Разве не вдохновляет его сам господь? В приказе, адресованном Воронцову, царь требует; во-первых, разгромить Шамиля; во-вторых, направить экспедиционные силы в сердце мятежного региона, чтобы разрушить его; в-третьих, окончательно установить рос-сийскую власть на этих территориях. После этого царь предполагает убрать оттуда часть войск, чтобы перебросить их на другие направления. С его точки зрения, война на Кавказе чересчур затянулась.

В новом с иголочки дворце наместника, выстроенном на главном проспекте Тифлиса, Воронцов находит план кампании, подготовленный его предшественником и одобренный царем: атаковать с фронта плоскогорье, где расположен аул Дарго, штаб-квартира Шамиля. Очень скоро он понимает, что опытные офицеры считают этот план совершенно бессмысленным. Генерал Фрейтаг, один из самых блестящих тактиков, когда-либо служивших в Кавказской армии, пишет ему: «Я не стану пытаться доказать, что ваш переход через чеченские леса почти невозможен. Напротив, я совершенно уверен, что Ваша Светлость преодолеет их. Но ваши потери будут огромны. По пути вы столкнетесь с трудностями и сопротивлением, которых вы, безусловно, не ожидаете. Вы поймете, что чеченцы умеют сражаться (лучше, чем отступать), когда это необходимо»61. И генерал честно добавляет: «Позвольте мне просто сказать вам, что вас обманывают.

Какими бы успешными ни были ваши операции, они не окажут ни малейшего влияния на окончательное покорение Чечни»62. Этот мудрый совет приводит Воронцова в гнев. У него нет выбора. И он может лишь изменить некоторые элементы исходного плана, выбрав, например, наступление на врага одной колонной, а не разделение сил.

К тому же разведка доносит, что селения, через которые ему предстоит пройти, только и ждут прихода русских, чтобы свергнуть власть Шамиля.

3 июня 1845 года граф лично возглавляет грандиозную экспедицию, которая должна наконец избавить российский Кавказ от имама. Он рассчитывает взять с тыла штаб-квартиру Шамиля, «его гнездо», как говорит царь, захватив плоскогорье Андию, которое расположено между Дарго и основным хребтом; тем самым будет перерезана дорога к перевалам, позволяющим спуститься в Дагестан. Под командованием Воронцова — огромная армия, со-стоящая из десяти тысяч солдат и почти такого же числа гражданских лиц. Как принято, наместник везет с собой целую свиту, куда входят и множество молодых дворян из лучших семей Петербурга и Москвы; все они хотят принять участие в решающем этапе войны и вернуться с наградами или в новых чинах.

Сохранились десятки свидетельств очевидцев о том, как проходил долгий марш через чеченские горы и леса. Операция, оставшаяся в памяти русских как «сухарная», стала классикой «историй о пережитом», публиковавшихся в конце XIX века, а описание кошмара, который предстояло пережить армии Воронцова, еще долго исторгало слезы бедняков в Российской империи.

Об экспедиции перестали говорить только при советской власти, после запрещения какого-либо переиздания этих произведений.

С самого начала казалось, что судьба ополчилась против этого предприятия. Командующий авангардом генерал Пассек, одно имя которого, как говорили, «стоило нескольких батальонов», штурмует скалистый перевал, где он рассчитывал столкнуться с яростным сопротивлени- ем. Однако обороняющихся почти нет, и Пассек, быстро продвигаясь вперед, отрывается от армии на пятнадцать километров. 6 июня погода, как это часто происходит на Кавказе, резко меняется: вместо горного летнего солнца внезапно налетает снежная буря. Авангард не успевает разбить лагерь, у него нет продовольствия, нет никакой защиты. В течение пяти дней солдаты кое-как прячутся от непогоды под скалой. Прежде чем успевают подойти основные силы, дюжина человек умирают от холода, четыреста получают тяжелые обморожения, гибнут пятьсот лошадей. Когда восстанавливается хорошая погода, поход на Андию возобновляется.

Но чеченцы не только не приветствуют русские войска, они сжигают все деревни на их пути. Появление местных разведчиков не сулит ничего хорошего. Одному из них удается украсть любимого коня Воронцова прямо от палатки наместника; оседлав его, он галопом мчится предупредить Шамиля. Придя в Андию, русские видят насаженные на колья головы трех известных в округе людей, которые передавали им сведения. Несмотря на все это, колонна разбивает здесь лагерь и проводит вооруженную разведку местности. Однако везде, куда приходят русские, их встречают развалины. Кукурузные поля выжжены. Никакого продовольствия, никакого фуража, чахлой, выжженной солнцем травы не хватает, чтобы накормить лошадей. К тому времени, когда после трехнедельных колебаний Воронцов решает наконец начать штурм Дарго, из всех запасов продовольствия остаются только сухари — их может хватить на два дня. Приходится забивать вьючных и верховых лошадей. Все подступы к столице имама надежно защищены. Действуя по уже проверенной тактике, снайперы Шамиля, спрятавшиеся в завалах и среди ветвей деревьев, целятся в каждого солдата, стреляют и тут же исчезают.