Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Продвижению авангарда постоянно мешают завалы из срубленных деревьев, а когда колонна останавливается, сверху, рассекая ее, обрушиваются другие деревья; выстрелы гремят отовсюду и ниоткуда. Люди падают как мухи. Убит один из русских генералов. Вместе с ним из строя выведены двести солдат. Ради чего? Когда в конце концов Дарго оказывается в поле зрения, над ним поднимается густой дым. Шамиль отдал приказ покинуть аул и разрушить его на глазах нападающих. Ночью русская армия проходит по пепелищу, оставшемуся на месте штаб-квартиры имама. Настроение далеко от эйфории. Свидетельствует граф Николаи: «Итак, основная цель, поставленная стратегами из столичного кабинета, была достигнута: мы взяли столицу Шамиля. Но после пережитого накануне многие из нас не могли не задаваться вопросом: “И что же дальше?” Шамиль не замедлил показать нам, как сильно подействовало на него взятие его столицы: не успели мы встать лагерем, как в самый центр его посыпались снаряды, вынуждая нас перемещаться, чтобы уйти с линии огня»63.

В следующие дни положение только ухудшается. Мно-гочисленные раненые умирают один за другим, в лагере постоянно проходят заупокойные службы, но теперь пение запрещено и хоронят в полной тишине. Солдаты подавлены и голодны. «Нас мучило не столько зрелище двухсот убитых и раненых — к такому мы уже более или менее привыкли, но, без сомнения, убеждение в бесполезности этих потерь», — пишет Николай Дельвиг, молодой офицер одного из элитных подразделений64. Видя, что обоз с продовольствием запаздывает, Воронцов посылает ему навстречу своего адъютанта генерала Клугенау с четырьмя тысячами солдат. Отряды Клугенау углубляются в лес, чтобы расчистить там дорогу для подвоза продовольствия, и оказываются в аду. Они попадают из одной засады в другую; на завалах из стволов и веток, преграждающих им путь, русские находят многочисленные трупы своих товарищей, убитых в предыдущие дни или отправленных в разведку. Когда Клюки фон Клугенау доходит наконец до долгожданного обоза, он видит только повозки, сброшенные в расщелины в горах или брошенные в грязи. Продо-вольствие пропало. Вернувшись, он вынужден доложить Воронцову о своих потерях: пятьсот пятьдесят шесть уби-тых, восемьсот пятьдесят восемь раненых, украдены три пушки.

Положение наместника становится безнадежным. В его распоряжении осталась лишь половина имевшихся изначально сил, примерно половина раненых с трудом поддается транспортировке. Боеприпасы на исходе. Уже три дня войскам нечего есть. А от леса, где находится ближайший русский форт, их отделяют более сорока километров. К генералу Фрейтагу, оставленному в крепости Грозная, по отдельности отправляют пятерых разведчиков. Несчастной армии остается только пытаться проложить себе путь через леса.

Это отступление превращается в настоящую Голгофу. В первый день изнуренные солдаты проходят через лес пять километров и теряют семьдесят восемь человек. Во второй — восемь километров и двести девяносто четыре человека. В третий — четыре километра, пятнадцать убитых, шестьдесят шесть раненых, двое пропали без вести. В четвертый — пять километров, сто девять убиты, триста шестьдесят девять ранены, пятнадцать пропали без вести. На пятый день армия уже не двигается. Сил идти вперед больше нет. Убит командующий авангардом генерал Пассек, самый известный из офицеров корпуса. Генерал Викторов, командующий арьергардом, также погиб. Воронцов в смятении бродит по лагерю. Он велит разорвать свою белую палатку и красно-белый семейный штандарт, служившие слишком заметными мишенями для артиллерии Шамиля.