Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Потом он явно пугается: а если противник поступит так же с Джамалуддином? Без сомнения, эта мысль преследовала его, когда он пощадил чеченское селение, где некогда жили ненавистный Ермолов и его сторонники из местных жителей. К величайшему изумлению своих наибов, Шамиль приказал оставить в покое бывших наложниц генерала и его незаконнорожденных детей, а потом просто ушел из аула. Таким же образом он сохранил жизнь Элико Орбелиани, офицера и представителя одной из самых знатных грузинских семей, захваченного его солдатами и предложенного в качестве обмена на Джамалуддина. Грузин провел четыре месяца в глубокой яме, его подвергли инсценировке казни, но ничто не заставило русских уступить. В конечном итоге, Шамиль согласился обменять Орбелиани на нескольких своих людей.

Воспоминания о ребенке постоянно мучают его. Летописец Мохаммед аль-Карахи пишет, что видел, как он уходит в лес, подальше от чужих глаз, «плакать», размышляя над судьбой мальчика. Кавказским мужчинам не пристало открыто проявлять свои чувства. Но Шамиль не может позволить, чтобы люди считали, будто он оставил в беде кого-то из своей семьи.

Между тем на Джамалуддина обратила внимание одна из самых завидных невест в Торжке, где стоит его эскадрон. Елизавета Оленина, дочь президента Императорской Академии изящных искусств, за которой ухаживает не один юный аристократ, остановила выбор на выходце с Кавказа. Он вырос в блестящего джентльмена, он образован, свободно чувствует себя в обществе, кроме того, совершенно не пьет! Молодых людей все чаще можно увидеть гуляющими в саду, принадлежащем семье Олениных. Лизанька и Джами воркуют под ветвями старой липы на берегу реки. Иногда они прогуливаются по центральной площади, у стен старого монастыря. Семья Олениных, покоренная великолепной выправкой и научными амбициями претендента, одобряет выбор Елизаветы, и сам царь благословляет этот союз; чтобы обеспечить ему более благоприятные условия, он производит знаменосца Шамиля в ранг поручика и обещает не оставить будущую чету своим покровительством.

Но страна находится в состоянии войны. Все силы им-перии брошены на разрешение Крымского конфликта. Малоподходящее время для великосветских празднеств, тем более что обстановка в районе Севастополя складывлетел не в пользу русских сил. Полк Джамалуддина приведен в состояние боевой готовности. Принимается решение немного подождать. Это ожидание станет вечным: влюбленным больше не суждено увидеться.


Дело в том, что политическая ситуация дает Шамилю в руки долгожданный шанс. Высадка союзников в Крыму, сражения на берегах Дуная и в Турции против сил Османской империи вынудили русскую армию разжать кольцо вокруг мятежного государства имама. Новый фронт оттягивал на себя значительные силы Кавказского корпуса, которому приходилось вести бои на анатолийских плоскогорьях; тем самым горцы получили неожиданную передышку. Великобритания и Османская империя, давно мечтавшие вытеснить Россию с Кавказа, уговаривали Шамиля оказать им поддержку и скоординировать с ними свои действия. Наступление имама в тылу русского фронта вынудило бы царя распределить силы по нескольким направлениям, и турки даже думали о возможности соединения с войсками Шамиля в Грузии. Тайные агенты так и сновали по Кавказу, предлагая самые заманчивые союзы или почетные титулы, чтобы ублажить человека, которого в Европе уже окрестили «Кавказским львом».

Шамиль тянет с ответом. Отсутствие давления со стороны русских позволяет ему полностью посвятить себя созданию и укреплению исламского государства. Он не склонен полностью доверять обещаниям англичан, а перспектива турецкого присутствия в регионе никак не отвечает его собственным амбициям. Султана, мягко говоря, нельзя назвать образцовым приверженцем шариата. Тем не менее, он не может полностью отвергать возможность союза, к которому прежде так стремился. Он понимает, что не сможет вечно противостоять России в одиночку Постепенно у Шамиля вызревает идея военной широкомасштабной операции, направленной против российских сил на Кавказе. Такая операция могла бы поразить воображение западного общества, имела бы далеко идущие последствия и позволила бы дать союзникам соответствующий знак, формально не ставя имама в зависимое от них положение. А полученных трофеев хватило бы, чтобы умерить аппетиты наибов. Весной 1854 года российские осведомители сообщают о признаках подготовки развернутого наступления на плодородные земли восточной Грузии. Просторные долины Кахетии, засаженные садами и виноградниками, уже давно подвергались набегам лезгинских племен, спускавшихся с южных склонов основной кавказской гряды, чтобы грабить грузинские села.