Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Чтобы противостоять им, русская армия построила цепь укреплений и наблюдательных постов, так называемую Лезгинскую линию, вдоль подножья южной части массива. Аналогичным образом Кубанская линия перекрывает доступ к северным долинам. Таким образом, естественные границы Чечни и Дагестана оказываются почти полностью закрытыми. Однако Апшеронский полк, отвечающий за этот сектор, сражается на фронтах Анатолии, численность личного состава на месте сведена к минимуму. По данным, полученным из лагеря имама, следует ожидать массированного наступления, причем цель его будет замаскирована разными отвлекающими маневрами. Поэтому генштаб приказывает всем соединениям готовиться к отражению противника. «Даже в случае одновременной атаки по нескольким направлениям, — предупреждает генерал Мельников, — мы сумеем быстро определить, в каком месте враг сосредоточил свои основные силы»72.

Данные разведки совершенно точны. Армия Шамиля, идущая через горы, насчитывает от двенадцати до пятнадцати тысяч человек, то есть в нее собраны его основные силы. Имам лично ведет своих солдат, разбитых на множество наступательных колонн. Перед большинством из них поставлена задача обычного разграбления богатых крестьянских поселений и сбора всевозможных трофеев, которые можно затем переправить в горы. Зять Шамиля Даниял Бек должен выступить со своими людьми на рассвете и посеять страх среди населения, чтобы обеспечить смятение и неразбериху в гарнизонах и селах. Однако три тысячи человек поставлены под командование второго сына имама, Гази-Магомеда, того самого, которого отец вынес раненым на спине при бегстве из Ахульго. Именно на него возложена основная задача, суть которой имам, из опасения быть преданным, до последнего скрывал от своих наибов. И эта задача выходит далеко за рамки обычного сбора трофеев. С ее помощью Шамиль надеется, ни больше ни меньше, как вернуть Джамалуддина. Мишенью становится Цинандали, летняя резиденция князя Чавчавадзе, где отдыхают жены самых высокопоставленных офицеров российского Кавказского корпуса.

Резиденция Цинандали, расположенная вдали от больших селений, где производится известное со времен античности красное кахетинское вино с тяжелым фруктовым ароматом, — это большой прохладный дворец, стоящий в глубине великолепного тенистого парка. За деревьями открывается потрясающе красивый вид на долину, изрезанную многочисленными притоками реки Алазани, которые, пенясь, сбегают со склонов гор. Впереди, через десятки километров, к небу стеной вздымаются

белые вершины. Сам дворец окружен широкой верандой из вощеного дерева, выходящей к парку, разбитому французскими садовниками. Магнолии, кусты жасмина, гра-натовые и лимонные деревья, ели и липы наполняют воздух чудесным ароматом. В глубину парка ведут лабиринты из кустов роз, жимолости и туи.

В этом дворце, находящемся в одном или двух днях пути в коляске от душного и пыльного Тифлиса, обычно проводит летние месяцы княжеская семья Чавчавадзе, одна из самых богатых в Грузии. На их землях живут пятьсот семей виноградарей. В своей резиденции Чавчавадзе, среди которых есть и военные, и дипломаты, и поэты, и художники, принимают весь высший свет столицы Кавказа. К услугам приглашенных — многочисленные гостиные с креслами из красного бархата, роялями, диванами и ломберными столиками.

В то время как Шамиль собирает свои войска, во дворце живут две грузинские княгини: Анна Чавчавадзе, супруга Давида, одного из командующих российской армией, отдыхает здесь с пятью детьми. К ней присоединилась ее сестра Варвара Орбелиани с семимесячным сыном. Молодая княгиня три месяца назад овдовела: ее муж князь Элико, когда-то побывавший в заложниках у Шамиля, был убит в ходе одного из первых сражений Крымской войны. Разумеется, вместе с княгинями здесь находится их свита, несколько десятков слуг, также приехавших из Тифлиса. Среди них и тридцатидвухлетняя француженка Анн Драней, уехавшая из родной страны после развода. Она зарабатывала на жизнь то шитьем, то частными уроками французского детям из знатных семей и владела небольшим магазинчиком в Тифлисе. С началом войны, в которой Франция была одним из членов антироссийской коалиции, «мадам Драней» оказалась в сложном по- ложении. И, разумеется, она была счастлива, когда смогла наняться в качестве гувернантки к двум старшим детям княжеской семьи — это обеспечивало ей спокойствие и защиту в столь тревожное время.