Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Начался грабеж дворца: сундуки, посуда, серебро, кружево, бриллианты, дорогие шали — все попадало в руки этих жадных и удивленных людей, не осознававших ни ценности, ни уникальности предметов, к которым они прикасались впервые в жизни. В то время как один лезгин ломал серебряные блюда, чтобы запихнуть их свой мешок, другой подбирал старую перчатку или самый обычный подсвечник, уверенный в том, что и ему досталось что-то ценное. Каждый запасался сахаром, кофе, чаем. Один пробовал на вкус помаду, другой выпил найденную касторку, будучи уверен, что это какая-то изысканная приправа»73.

Через час княгини, их дети и слуги, которых чеченцы решили увезти с собой, в общей сложности двадцать три человека, отправляются в горы. Кого-то из заложников похитители усаживают верхом на своих коней, кого-то перекидывают через седло, кого-то привязывают к себе, чтобы они не упали. Самых младших детей несут в заплечных мешках или просто под мышкой. Конный отряд несется галопом, обгоняя вереницы пленников и обозы с трофеями, которые ведут за собой другие грабители.

В общей сложности во время этого набега были захвачены около семисот заложников и три с половиной тысячи голов скота, количество ценностей и серебряных монет не поддается исчислению. В длинную колонну вливаются маленькие группки, возвращающиеся из сожженных деревень. Никогда еще за всю свою историю Кахетия не переживала такого массового и варварского набега.

Труднее всего пришлось на первых этапах пути. В течение двух дней всадники и их пленники пересекали равнину, не останавливаясь ни на минуту, опасаясь появления русских преследователей. При переправах через ледяные реки заложников привязывают к недоуздкам лошадей, плывущих наперекор сильному течению. Говоря о заложниках, пропавших в горах, местные жители называют их «испившими воды Иори». Многие из них не вернутся никогда. Затем приходится карабкаться по крутым склонам первых горных отрогов, куда трудно подняться даже лошадям, прокладывая себе путь среди зарослей кустарника. Одежда разорвана в клочья, некоторые заложники так измучены, что уже не могут идти. Разбойники бросили малютку Лидию, которую один из них нес, держа за ноги, и девочка погибла под копытами лошадей.

У маленького Александра началась сильная лихорадка, он без конца бредит. Невозможно сосчитать больных, ослабленных и простудившихся при переходе ледяных рек. Путь продолжается двадцать два дня. Конечная точка — чеченский аул Ведено, где теперь находится штаб-квартира Шамиля.

Княгинь и их спутниц размещают в серале при доме имама, которые они позже опишут в своих свидетельствах: «Внутренний двор, длиной около пятидесяти шагов, окружен разными деревянными постройками. Один из домов, двухэтажный, опоясанный галереей, отведен Шамилю. Прямо над жилищем главаря горцев находится сарай, предназначенный для сушки мяса. В других домах живут его жены. Большая комната, расположенная у основного входа во двор, служит Шамилю залом для аудиенций и совещаний»74. У каждой жены есть своя спальня, в которой она пребывает, однако, только во время «посещений имама». В остальное время все жены находятся в комнатах, предназначенных для детей. У Шамиля есть библиотека, состоящая в основном из трудов по истории и теологии. Ест он всегда один «или в обществе своего кота», «но никогда с женами». Кабинет-библиотека выделяется своим «европейским стилем», там можно увидеть письменный прибор и стенные часы — настоящая редкость для этих мест. Пленницы знакомятся с тремя женами имама: Зайдат, ставшей первой женой после смерти Патимат, самой молодой — Аминой и, главное, Шуанат, армянкой, которая была похищена во время набега на Терек и предпочла принять ислам и стать женой своего похитителя, чем быть выкупленной своей семьей. В их обществе княгини проведут более восьми месяцев, и этот редкий опыт позволит им открыть для себя тайный мир гарема и непосредственного окружения знаменитого мятежного имама.