Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Итак, поручика Шамиля срочно вызывают к государю. Он несется во весь опор в Зимний дворец, там его проводят к Николаю I. Непосредственные свидетели разговора никогда не описывали его. Известно лишь, что государь обрисовал ситуацию, сказал, что не препятствует обмену, и предложил Джамалуддину встретиться с посланцами отца. Молодой офицер, со своей стороны, якобы попросил, чтобы ему позволили в последний раз съездить в Торжок попрощаться с Лизанькой, с семьей, которую он уже считал своей, и с товарищами. В этой милости ему было отказано, безусловно из опасения, что воля молодого человека дрогнет: худшего сценария с точки зрения интересов империи нельзя было и придумать.

Джамалуддин дает официальное согласие исполнить пожелание своего императора и «благодетеля»: «С соизволения Вашего Величества я выражаю полное согласие с желанием моего отца, чтобы я вернулся. Поэтому я не считаю необходимым встречаться с посредниками, присланными моим отцом»78. Затем, в сопровождении нескольких драгун своего эскадрона, он отправляется на Кавказ. «Сына Шамиля отвозил на Кавказ наш же товарищ, граф Буксгевден, — пишет в воспоминаниях друг Джамалуддина Крылов. — Молодой Шамиль свыкся с полком, совершенно забыл свою семью и Кавказ; сильно ему не хотелось возвращаться к отцу»79. Группа офицеров проезжает через Владикавказ, Ставрополь, затем останавливается в Хасавюрте, военном лагере, разбитом в двух шагах от границы с землями имама. На каждом этапе пути агенты, внедренные в русский лагерь, извещают Шамиля-отца о продвижении долгожданного сына.

Постепенно имаму становится все труднее скрывать свое счастье и радость, и пленницы замечают это: «Шамиль получил известие, наполнившее его радостью, — рассказывает княгиня Чавчавадзе главному редактору “Тифлисской газеты”, — один горец сообщил ему, что его сын Джамалуддин решился воссоединиться с ним и уже в пути. Это было правдой. Шпионы Шамиля очень умны. Горец получил щедрое вознаграждение. Но Шамиль все еще сомневался. Он посоветовался с армянским переводчиком и спросил его мнения по этому поводу. Тот сказал, что такое известие наверняка имеет под собой основание. И Шамиль подарил ему великолепного коня»80.

Переговоры подходят к концу, но Шамиль не торопится. Чтобы убедиться, что речь действительно идет о его сыне, он посылает верного Юнуса, того самого, кто отвозил мальчика в русский лагерь в Ахульго, проверить личность молодого человека. Джамалуддина расспрашивают о его детстве, о судьбоносном дне в Ахульго. «Где был твой отец, когда ты расстался с ним?» — спрашивают его. «Верхом на белом коне», — отвечает он. Это убеждает посланцев. Удается наконец достичь соглашения относительно суммы выкупа, который должен сопровождать обмен: сорок миллионов рублей. Шамиль предполагает раздать их своим солдатам. Обмен назначают на 10 марта 1855 года, в четверг, «счастливый» день имама, ровно на девять часов утра. Тщательнейшим образом прорабатываются все детали и условия предстоящего события: обе армии впервые сойдутся лицом к лицу не для сражения. Нельзя допустить никакой неловкости или провокации со стороны тысяч людей, которым предстоит присутствовать при обмене. Накануне Шамиль в последний раз вызывает к себе офицера-переводчика Грамова, к которому испытывает большое доверие. Он говорит ему, что, во избежание лю- бых неожиданностей, сам будет присутствовать на месте обмена.

С его стороны идти на такой риск — дело совершенно невероятное:

«— Сразу, как рассветет, — объясняет он Грамову, — я соберу всех наибов и прикажу им ни на шаг не выходить за намеченную границу. Там, где присутствуют великие люди, должна царить справедливость. Ты можешь сказать, что я не должен опасаться предательства со стороны русских?