Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Заново обретенный сын все глубже погружается в тоску. «Он не может привыкнуть ни к новому укладу жизни, ни к чуждым ему идеям, ни к людям из своего окружения, чей язык он только-только начинает понимать, — сообщает русская разведка в августе 1855 года. — Кроме того, он не может оправиться после обрезания, которому ею подвергли сразу после возвращения в горы»93. Уланского офицера, вернувшегося в отчий дом, отправляют в самое сердце гор. Несмотря на строжайший запрет шариата, отец оставил ему несколько русских книг и научных журналов, которые он привез с собой. Муллам поручено не оставлять его ни на минуту и помогать ему вернуться на путь, указанный Кораном. Ему помогают заново выучить аварский и арабский языки, на которых он говорил в детстве. Вместе с самым младшим братом, Магомедом Шапи, Джамалуддин совершает паломничество к развалинам Ахульго. Ему дают в жены дочь одного из отцовских наибов. Но от Джамалуддина осталась лишь тень. Рассказывают, будто он пытался тайно связаться с братом своей русской невесты, служившим в армии на Кавказе.

Будто стражники Шамиля перехватили переписку на французском языке, содержавшую планы побега, и передали ее имаму. Позже Магомед Шапи расскажет, что его старший брат «умирал от жажды чтения». «У Джамалуддина, — признается он, — было около трехсот книг на русском языке. Половину из них он привез с собой, а половину обменял на грузинского раба, которого подарил ему отец. Но, чтобы избежать отцовского гнева, ему приходилось тщательно прятать эти книги, и он даже сделал специальный тайник»94. Братья тайно раздобыли швейцарскую музыкальную шкатулку, и Джамалуддин познакомил младшего брата с прелестными мелодиями «Вальса цветов» и «Баркаролы». Страшный грех! Старший сын имама больше не может претендовать на роль на-следника. Предусмотрительные религиозные инстанции уже официально назначили второго сына, Гази-Магомеда, преемником власти на случай смерти имама. В 1857 году до русских доходят вести о том, что Джамалуддин «погружается в меланхолию». И несмотря на продолжающуюся войну, летом 1858 года в крепость Хасавюрт внезапно прибывает посланец Шамиля с личным письмом для командующего. Имам взывает к милосердию противника и просит его срочно прислать врача к его старшему сыну.

В то время русские военные врачи пользовались огромным уважением. В период долгой войны на Кавказе у них были все возможности для занятия наукой и развития многочисленных методик военной хирургии. Изобретение наркоза, столь необходимого пособия при ампутациях, уходит корнями в кавказские полевые госпитали.

Доктор Пиотровский немедленно отправляется к больному Чтобы добраться до аула, где он лежит, требуется несколько дней верхового пути. Джамалуддин страдает тем, что в то время называли «легочной чахоткой», усугубленной «болезненным томлением». Иными словами — туберкулез, осложнившийся глубокой депрессией. Все усилия врача оказываются бесполезными. «Создается впечатление, что больной сам не хочет бороться за жизнь, — пишет Пиотровский, — он смиренно приносит себя в жертву, он полностью отрешился от самого себя»95. Джамалуддин умирает в возрасте двадцати семи лет, в июне 1858 года. Его похоронили лицом к горе на одном из горных уступов в деревне Карата.


6

Шамиль, любимец Запада

Эпитафию Джамалуддину сочинил великий литератор: «Шамиль заново обрел сына лишь для того, чтоб потерять его во второй раз», — пишет Александр Дюма96. Французский писатель, пользующийся всеобщей известностью, приезжает в Тифлис через пять месяцев после случившегося. Его большой репортаж, озаглавленный «Кавказ, путевые заметки и романы, возникающие каждый день», появляется в специальном выпуске ежедневной газеты, на который, как уточняют, «можно подписаться». Дюма рисует панораму всего Кавказа, который объехал за несколько месяцев. Самопожертвование Джамалуддина, разумеется, потрясло его воображение. В поисках материала для романа писатель хотел побывать на могиле этого трагического героя. Он встречается со свидетелями, узнает историю заложников из уст самой КНЯГИНИ Анны Чавчавадзе, «о которой говорят, что у нее самые прекрасные глаза во всей Грузии, стране людей с красивыми глазами»97.