Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Любвеобильному французу даже приписывают роман с одной из кузин заложницы, Мананой Орбелиани. Дюма встречается с военным врачом, который якобы оказывал последнюю помощь Джамалуддину, собирает необходимые свидетельства, благодаря которым кавказские заметки будут держать в напряжении его соотечественников. Больше всего он мечтает о встрече с самим Шамилем, по-прежнему скрывающимся в горах. Автор «Графа Монте-Кристо» задается скромным вопросом: «Знает ли Шамиль нас по имени и разрешит ли он нам провести ночь в его палатке? А почему бы нет? Бандиты с гор хорошо знают его, а они разрешили нам провести в их хижине три ночи», — пишет он, чтобы привлечь читателя. Но Шамиля занимают совсем другие вопросы.

Общественное мнение Западной Европы уже не воспринимает имама как какого-то безвестного горца. Первые двадцать лет сопротивления прошли практически незамеченными, но теперь французские и английские газеты и журналы внезапно «открывают» Шамиля. Особенно благоприятная ситуация складывается во Франции, где интеллектуальная среда буквально проникнута русофобией. Кровавое подавление царем Польского востания вызывает всеобщее возмущение. В Париже находится штаб-квартира польских оппозиционеров в изгнании, а они уже давно следят за ожесточенной борьбой кавказцев. В рядах мятежников на западе Кавказской гряды, среди черкесов, и на востоке, на землях имама, сражаются сотни поляков, дезертировавших из армии или бывших заключенных.

Их соотечественники, осевшие в Европе, постепенно распространяют информацию об этой войне горцев против «русского людоеда» и обеспечивают ей симпатии в самых разных слоях общества.

Но самую большую известность имам Чечни и Дагестана получает сразу после начала Крымской войны. Британские и французские военачальники, как и их османские союзники, хорошо знакомые с обстановкой в регионе, уже давно мечтают о заключении договора о взаимопомощи с мятежным лидером. Враг нашего врага непременно становится в какой-то степени нашим другом: за несколько лет фигура имама-фундаменталиста прочно утверждается в системе «звезд», созданной средствами массовой информации того времени. Подробности никого не волнуют, симпатия и родство интересов (во всяком случае, как их понимают в Париже) довершают дело. Из фанатичного последователя тариката Шамиль превращается в защитника свобод, вождя дикарей, словно вышедшего из античных времен и несущего в современный мир послание мудрости и независимости.


26 июня 1854 года возбужденная толпа заполняет парижский театр Сен-Мартен. Публику ждет премьера драмы «Шамиль», в пяти актах и девяти картинах. Автор — Поль Мерис, композитор — М.Гондуа. «Постановка драмы останется одной из самых ярких в истории театра, славящегося своими прекрасными спектаклями, — читаем в программке. — Здесь, на наших глазах, проходит жизнь удивительного народа Кавказа, этих загадочных рыцарей, которые в середине девятнадцатого века, кажется, воскрешают дух крестовых походов. Художники- декораторы представляют святилище религиозного Кавказа в виде готического собора, таинственного, словно в арабских сказках 98.

Первый акт: Шамиль, молодой заложник русского губернатора в Тифлисе, скрывает свою истинную природу мстителя под маской прожигателя жизни. Он проводит время за игрой в карты, пьет и устраивает оргии в развра-щенной столице русского Кавказа. Второй акт: воспользовавшись своими магическими способностями, Шамиль бежит из плена. Он находит тайные тропы, благодаря ко-торым за ним могут последовать и другие пленники-горцы. Третий акт: Шамиль пробуждает чувство достоинства в соплеменниках-черкесах, рассказывая им о доблести их предков в боях с монголами. Горцы клянутся ему в верности и начинают борьбу против русских захватчиков. Осажденный в заколдованном замке Ахульго Шамиль с помощью магических обрядов вызывает обрушение горы на головы наступающих и отправляется охотиться на тигра. Четвертый акт: мать Шамиля, которую он не видел с самого рождения, передает ему волшебный меч черкесов. Тайно влюбленная в Шамиля дочь губернатора Тифлиса ценой собственной жизни спасает его, закрыв своим телом от пули. Финальный акт: на берегу Черного моря Шамиль и его люди ждут прибытия французских и английских кораблей. Суда пристают к берегу, заполненному жителями побережья, и Шамиль приветствует их верхом на коне.