Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В России такая буйная «шамилофилия» (термин, употребляемый летописцами того времени) вызывает крайнюю степень раздражения. Возмущение особенно остро ощущается на самом Кавказе, где за двадцать лет у людей были все возможности составить более подробный и более контрастный образ Шамиля и его подвигов. Вердеревский, главный редактор «Тифлисской газеты», восстанавливающий подлинную историю захвата заложников в Цинандали, не медлит с ответом своим французским собратьям по профессии: «Так вот чем восхищаются просвещенные народы; вот информация, с помощью которой журналы, эти посланцы образования, эти учителя народа, воспитывают нацию. Да убережет нас Господь от подобных учителей и от подобного воспитания!»103 По мнению русского публициста, «эта смехотворная шамилофилия преувеличивает военные и административные таланты Шамиля, поэтизирует его религиозное рвение, представляет дело таким образом, будто он лишь исполняет замыслы провидения, будто он — избранник Всевышнего, посланный освободить народы Кавказа и Закавказья от тягостного (!!!) русского ига»104. И почему? «Потому, что ради цели, любезно преследуемой Шамилем, а именно — убрать Россию с Кавказа, западные цивилизаторы вынуждены протягивать руку кавказскому пророку. Когда они подчинят весь Кавказ турецкому владычеству, они навяжут на нашу голову вали* или турецкого наместника по имени Шамиль»105. (* В Турции — губернатор.)

Впрочем, полемист из Тифлиса не особенно возмущается «проявлениями явного невежества, еще одной общей с Шамилем черты», со стороны французской прессы.

В заключение своей обличительной статьи он дает французам совет: «Во имя вашего собственного спокойствия не ищите путей, чтобы поближе познакомиться с Шамилем, продолжайте наблюдать за ним из Парижа, откуда он, без всякого сомнения, представляется несравненно более привлекательным и очаровательным. Вы скоро забудете его, как г-на Тьера, как африканского жирафа, как все, что парижане забывают так быстро»106. Вердеревский не так уж далек от истины. Крымская война скоро закончится, и у Запада появятся совсем иные интересы. Но война Шамиля далека от завершения. Имам готовится к последней битве.


7

Лев пойман

В Европе и на Кавказе окончание Крымской войны воспринимается по-разному. Подписание Парижского договора весной 1856 года становится поворотным моментом в истории русского завоевания Кавказа. Но если для воюющих сторон эта «восточная война» заканчивается ощутимым поражением России, жители горных аулов смотрят на ситуацию по-другому: если даже объединенным силам союзников не удалось оттеснить Россию и изгнать ее с Кавказа, можно ли еще надеяться на победу над царской армией? Мир, заключенный между Россией, с одной стороны, и Турцией и крупными западными державами, с другой, — это плохая новость для Шамиля: инициатива снова переходит к русским, а тот факт, что в Парижском договоре ни словом не упоминается о Кавказе и о борьбе с горцами, нельзя истолковать иначе, как карт-бланш, выданный царю.

Санкт-Петербург настроен воспользоваться ситуацией и положить окончательный конец затянувшейся войне. Она уже доказала, как опасно оставлять в тылу непокорившиеся территории и мятежные формирования. От них надлежит избавиться. Новый царь Александр II проводит консультации со своими генералами и убеждается в полном единодушии их мнений: все выступают за силовое решение проблемы. Войска, высвободившиеся в связи с окончанием Крымского конфликта, перегруппировывают для завершающего штурма: теперь Отдельный Кавказский корпус, преобразованный в Кавказскую армию, насчитывает двести тысяч человек. Командующим армией царь назначает высоко ценимого им князя Александра Барятинского. Ему сорок один год, он совершенно не похож ни на одного из своих предшественников. Несмотря на высокий титул и происхождение, князь намеренно опростился и порвал со светским обществом.