Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Но первое настоящее потрясение ждет их по прибытии в Чуев под Харьковом, на Украине, где Шамиль и его люди встречаются с царем Александром, прибывшим туда на смотр войск. И в этот раз им оказывают совершенно неожиданный прием. Заклятого врага России торжественно подводят к государю, не забрав у него, вопреки требованиям протокола и соображениям безопасности, личное оружие. Царь встает, раскрывает объятия и приветствует его: «Я очень рад, что ты наконец в России. Жалею, что это случилось не ранее! Ты раскаиваться не будешь. Я тебя устрою, и мы будем друзьями»122. Затем царь приглашает его вместе принять парад войск. «Царь, верхом на коне, повернул голову направо, затем налево, осматривая свою армию. Имам сопровождал его в роскошной коляске и отвечал на его вопросы: что ты думаешь об этом, нравится ли тебе вот то?»123 Кроме того, Александр II предлагает своему новому «другу» ехать в столицу, где, поясняет он, его с нетерпением ждет императрица, желающая с ним познакомиться. Шамиль совершенно сбит с толку. Что это — сон или ловушка? Он вспоминает, о чем четыре года назад ему рассказывал Джамалуддин, как он тепло отзывался о государе. Беседа с царем полностью успокаивает его насчет уготованной ему участи.

В тот же вечер дворянское собрание Харькова дает бал в честь царя. Приглашают и Шамиля. Появление третьего имама, мирового лидера тариката накшбанди, описывает маркиз де Монтебелло, посол Франции при российском дворе: «Шамиль впервые увидел собрание европейского толка. Войдя в зал, он остановился, произнес слова молитвы и сразу же хотел уйти. Ему заметили, что у нас не принято уходить, пока не уйдет Император, и Шамиль любезно согласился остаться. Обращаясь к окружившим его дамам, он сказал: “Я счастлив увидеть вас сейчас, потому что боюсь, что нам не придется повстречаться в раю, ведь здесь вас окружает то, что нам Пророк обещает лишь после смерти” Услышав эти слова, епископ Харьковский возрадовался»124.

Путешествие продолжается. Повсюду толпы народа ожидают прибытия бывшего врага империи номер один. И повсюду, следуя примеру государя, власти из кожи вон лезут, лишь бы принять его как следует. В Курске имам посещает театр. Местная газета не скупится на восклицательные знаки, описывая этот вечер: «Шамиль в Курске!., в театре! В итальянской опере! Он прослушал отрывки из “Трубадура”, “Севильского цирюльника”, и в антрактах публика шепталась: “Посмотрите на великого Шамиля! Как он красив! Как он великолепен! Вот истинный герой! Настоящий разбойник! Мученик! How he is so sadly silent! How he grandly muses! Какое возвышенное молчание!”»125

В Москве имам выражает желание встретиться со старым генералом Ермоловым, «кавказским людоедом», отправленным в отставку более тридцати лет назад. Лишь недавно, благодаря смене престола, он вышел из немилости. Это будет первая и последняя встреча двух гигантов кавказской истории, ведь к моменту отъезда «демона Ермолова» Шамиль был еще молодым богословом. Они встречаются в доме генерала, совсем рядом с Кремлем, в присутствии одного лишь переводчика. Ни один из участников не оставил воспоминании и ничего не рассказал, и единственным свидетельством о состоявшейся встрече станет фраза, которую услышал один из спутников имама, выходя из здания: «Ты злой человек, Ярмул, ты ведь мог сделать так, чтобы наши народы жили в мире», — якобы сказал гость хозяину126.