Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Разумеется, «гвоздем программы» становится Санкт-Петербург. Императорская семья принимает у себя вы-сокопоставленного пленника, его провозят через самые красивые места столицы, чтобы продемонстрировать все прелести цивилизации и достижения империи. В пуб-личной библиотеке Шамиля поражает количество книг. Ему дарят очень древний экземпляр Корана, и имам почтительно целует его. «Смиренный Шамиль вошел в эту комнату, и с ним был его сын, смиренный Гази-Магомед» — записывает он в золотой книге посетителей127. С волнением посещает он Первый кадетский корпус, где учился Джамалуддин, и с интересом наблюдает за уроками фехтования и гимнастики. В департаменте военной топографии ему показывают последние карты Кавказа. В обсерватории «он имел возможность наблюдать за звездами, даже средь бела дня», поражается летописец Аль-Карахи, который не может прийти в себя от этого научного открытия: «Понимание хороших и дурных звезд очень полезно путешественникам и воинам»128. На улице имам с любопытством рассматривает только что установленные газовые фонари. В книжных магазинах продается множество книг о нем, и быстрее всего расходится история пленения грузинских княгинь. Весь высший свет рвется увидеть Шамиля, в театрах, где ожидают бородатою религиозного лидера, все билеты раскупаются мгновенно. Шамиль много молится и не может понять, ведет ли он себя, как подобает гостю, отвечающему на приглашения, или уже погряз в грехе. Балет, который он посещает вместе с Гази-Магомедом, приводит его в восторг. Кавказцы выхватывают друг у друга театральный бинокль, чтобы полюбоваться прелестями танцовщиц: «Ай, как хорошо! Ай, это прямо как в больших гаремах! Ай, как замечательно!» — восклицают отец и сын129.

Царь избрал местом для их дальнейшего проживании Калугу, прелестный провинциальный городок, примерно в двухстах километрах к югу от Москвы. Резиденция, находящаяся под постоянным наблюдением, уже служила местом ссылки для некоторых видных деятелей, ставших жертвами колониальной экспансии России. В частности, там жили последний Крымский хан, султан Малой Киргизской Орды. В указаниях, полученных калужской жандармерией от императорского правительства, содержатся самые различные рекомендации по обращению с почтенным имамом и необходимым мерам предосторожности: «Шамилю и его сыновьям дозволяются беспрепятственно прогулки: пешком, в экипажах и верхом, как в городе, так и за чертою оного, не далее, однако, как за 30 верст в окружности. Он и сыновья могут свободно посещать театры и собрания, как публичные, так и частные. Допускать к Шамилю свободно как русских подданных, так и иностранцев, заботясь только о том, чтобы подобные посещения не беспокоили его. Магометан и вообще лиц сего исповедания с Кавказа допускать только в таком случае, когда они будут иметь на то дозволение от главнокомандующего Кавказской армией.

Вообще наблюдать, чтобы Шамиль и его семейство не могли иметь каких-либо подозрительных сношений. Все письма, которые будут получаться в Калуге на имя Шамиля или его семейства, пристав обязан доставлять через начальника губернии в Петербург к военному министру, равно и письма, которые от Шамиля или его семейства будут посылаемы на Кавказ, должны быть тем же путем доставлены в Петербург. Пристав и его помощник не должны без нужды обременять своим присутствием Шамиля, в особенности не препятствовать ему в исполнении всех религиозных обрядов и привычек домашней жизни. Пристав должен заботиться о том, чтобы по возможности сблизиться с Шамилем и приобрести его доверие»130.

Любимый пленник царя прибывает в Калугу 9 октября. Путешествие из Петербурга в Москву, проделанное в роскошном пульмановском вагоне, предоставленном имаму и его свите, произвело глубокое впечатление на А6дуррахмана: «Они [русские] построили длинную дорогу и покрыли ее гравием, который затем утоптали. Потом поперек нее они положили на равном расстоянии друг от друга квадратные балки, которые укрепили, прикрепив к ним длинные железные рельсы в виде двух параллельных линий. На протянутые таким образом рельсы ставят квадратные домики [вагоны]. Они летят по этой дороге с большой скоростью, почти так же быстро, как молния, и нарисовать их мне сложно. Пусть те, кто хочет узнать о них побольше, поищут в русских книгах. Эти домики все одинаковой формы, но выкрашены в разные цвета, а внутри снабжены всем необходимым; там есть зеркала, стулья, подушки и места, куда убираются все постельные принадлежности. Домики прикрепляются один к другому маленькими железными крючками. Впереди них поставили большой круглый котел, похожий на самовар, в котором русские делают чай. У этого котла есть труба. Они заливают в котел воду, а внизу разжигают огонь, и когда вода очень сильно кипит, поезд бежит, словно корабль по поверхности воды»131.