Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В калуге для проживания имама снимают имение Сухотиных-Билибиных, семьи военных. Дом, расположенный недалеко от набережной Оки, — один из самых красивых в городе. Из его окон открывается вид на церковь Святого Георгия, а также на здание местного дворянского собрания в самом центре города. Внутри дома все устроено в соответствии с пожеланиями Шамиля, который лично приходил наблюдать за работами, а до их окончания жил в доме градоначальника. Первый этаж отводится слугам, на втором размещаются приехавшие к имаму жены, а сам хозяин занимает третий этаж. Наверх ведет лестница с узорными коваными перилами. Что касается сыновей и их семей, они живут во флигеле, расположенном по другую сторону сада. Меблировка дома в целом очень проста, Шамиль наложил запрет на ненужную роскошь. Стены выкрашены в зеленый или белый цвет, нет ни гобеленов, ни зеркал.

Несколько кавказских ковров, большое кресло XVIII века, письменный прибор, стол, стулья — это почти все. Через несколько месяцев, к радости имама, ему привозят значительную часть его драгоценной библиотеки, захваченной русскими.

В тихом провинциальном городке жизнь протекает без потрясений. Шамиль говорит мало, как правило, только отвечает на вопросы. Он любит, чтобы ему читали рассказы, написанные французской гувернанткой, некогда побывавшей у него в плену, или воспоминания русских офицеров, воевавших на Кавказе, —их печатают в толстых журналах того времени — «Русском архиве» и «Русском инвалиде». Кроме того, он с огромным удовольствием слушает, когда ему читают Евангелие. Высокий пленник посещает собрания знати, особенно приятно ему общество госпожи Чичаговой, супруги губернатора, с которой он регулярно беседует. Постепенно в Калугу перебирается вся его семья, насчитывающая к тому времени около тридцати человек, и все они живут под постоянным присмотром специального пристава, назначенного из Санкт-Петербурга. В его первоочередные задачи входят заботы об удобстве и безопасности имама и, конечно, наблюдение за ним. На этом посту сменятся три человека, в том числе один поляк, раздражающий Шамиля бесконечными рассказами о героизме своих соотечественников. Помимо всего прочего, этим людям поручено завязать дружбу с сыновьями старого лидера кавказцев. После смерти Джамалуддина российские власти не утратили надежду сделать в один прекрасный день законным представителем России кого-то из наследников Шамиля. Во всяком случае, они стараются добиться этого, предоставив возможности для образования младшим членам семьи. Труднее всего дело обстоит с Гази-Магомедом: он остается прежде всего воином, к тому же по натуре своей он мстителен и несговорчив. Напротив, третьему сыну имама, Магомеду Шапи, нравится образ жизни русских, и он, как и покойный старший брат Джамалуддин, в 1862 году вступает в армию, где его ждет длинная и блестящая карьера.


Годы идут, и Шамиля все больше волнует мысль о том, что он так и умрет в ссылке, не осуществив своего самого заветного желания: совершить паломничество в Мекку. Влажный воздух Центральной России не полезен для вы- ходцев с Кавказа. За десять лет семнадцать членов семьи Шамиля умрут от последствий легочных заболеваний. Сам он не перестает молить императора, чтобы тот позволил ему совершить столь желанное путешествие. В 1866 году, чтобы доказать свою преданность, он вместе с двумя сыновьями торжественно принес присягу на верность империи на публичной церемонии в Калуге. После этого лидер накшбандийского тариката официально был включен в список российского дворянства. Разумеется, представители царских служб позаботились о том, чтобы новость об этом дошла до бывших владений имама. Что касается разрешения на паломничество, преемник Барятинского на посту наместника Кавказа по-прежнему опасается, что оно может возбудить слишком большие страсти в душах мусульманских подданных Его Величества.

Наконец, в 1870 году царь дает согласие. Оба сына Шамиля остаются в России в качестве гарантов его возвращения, а старый лидер (ему уже исполнилось шестьдесят четыре года) отправляется в Мекку. На всем пути бывшего предводителя мятежников ожидает триумфальный прием. В Стамбуле его торжественно принимает султан. В Мекке даже приходится очистить от людей Святые места из опасения, что чудовищные скопления людей, собирающиеся на всем пути следования старика, могут привести к волнениям или к смертельной давке.