Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

«Кавказцы вели борьбу в одиночестве, они ни разу не получили помощи ни от какой страны, — говорится в Декларации. — Черкесы неоднократно посылали депутации к султану, рассчитывая на его помощь в ответ на их преданность. Они были встречены весьма прохладно.

Мы знаем, что Россия — не единственная могущественная страна в мире. Мы знаем, что есть державы более сильные, чем Россия, страны не только мощные, но и доброжелательные, несущие просвещение невежественным, защищающие слабых, не являющиеся друзьями России, но скорее ее врагами, и друзьями, а не врагами султану. Мы знаем, что Англия и Франция — первые среди наций земного шара, что они уже были великими и могучими, когда русские приплыли в своих лодчонках и просили у нас разрешения рыбачить в Азовском море.

[…] Мы честный и мирный народ, когда нас оставляют в покое, но в своей борьбе за правое дело мы, ненавидя русских, почти всегда побеждаем их. Поэтому мы почувствовали себя глубоко униженными, узнав, что наша страна появилась в качестве части России на всех картах, напечатанных в Европе. Трактаты, о которых мы ничего не знали, были подписаны Россией и Турцией. Они подтверждают, что русским отдаются воины, заставляющие их дрожать, и горы, в которые не ступала их нога, а Россия объявляет черкесов рабами, бандитами и дикарями, которых никакое милосердие не смягчит и не образумят никакие законы. Самым торжественным образом мы восстаем перед лицом Неба против этих бабьих измышлений и лжи. На слова мы отвечаем кинжалами, уже сорок лет мы победно противостоим этим обвинениям своим оружием. Этими чернилами, как кровью, пролитою нами, мы объявляем о нашей независимости»1.

Публикация этого документа наделала шума в Вели-кобритании, где значительная часть общественного мнения и прессы выражала откровенную антипатию царю Николаю I и его политике. То же касается и Франции, где газеты и интеллектуалы еще не оправились от возмущения, которым было встречено жестокое подавление польского восстания 1830 года. Текст Декларации независимости был оглашен в Палате общин депутатами консервативной оппозиции, которые потребовали объяснений от министра иностранных дел лорда Пальмерстона. Что предпримет британская корона? Отреагирует ли она наконец и придет ли на помощь несчастным черкесам? Ведь горцы взывают к ней: «Да не допустит такая великая нация, как Англия, к которой устремлены наши глаза и протянуты руки, несправедливости, думая о нас как о бандитах и дикарях. Пусть не прислушивается она к мерзостям русских, оставаясь глухой к мольбам черкесов. Пусть судит сама, основываясь на фактах, о народах, называемых дикарями и варварами, и их клеветниках»2.


Этот текст распространяется и далеко от парламента Его Величества — в горах Кавказа. Экземпляры журнала «Портфолио», доставленные турецкими контрабандистами или английскими эмиссарами, доходят до сельских «конгрессов», где перевод Декларации независимости читается в почтительной тишине, по свидетельству иностранцев. «Мне показали множество копий “Портфолио”, — рассказывает англичанин Спенсер в 1836 году, — содержащих Декларацию независимости, переведенную на турецкий язык». Каждый князь, каждый родовитый черкес, грамотный он ИЛИ нет, имеет ее при себе и почитает ее, как турок — Коран3. Для горцев, давно сражающихся с русскими, самый факт, что эти слова напечатаны на страницах иностранного журнала, уже фантастичен. Для многих из них это доказательство того, что их призыв услышан и что вассалы могущественной Англии не замедлят показаться на горизонте, чтобы прийти к ним на выручку.

Документ не подписан. К тому же в это время британцы вообще ничего не знают о черкесах и прочих кавказских народах, предназначенных стать действующими лицами политической и военной хроники, которая будет волновать Англию в течение следующих десятилетий. Имена великих черкесских вождей, Берзек-Хаджи, Сефир-бея или Мухаммеда Амина, за которыми скоро английские корреспонденты будут ходить по пятам, им кажутся столь же экзотичными, как и сегодняшнему читателю. Да и ни один из этих великих мятежников не берет на себя прямого авторства провозглашения независимости. Значительные политические решения у черкесских горцев традиционно принимаются на больших собраниях, где все присутствующие мужчины, независимо от родовитости, на равных правах обсуждают общественные проблемы. В зависимости от важности вопроса созываются жители одного поселения или же все племя. В исключительных случаях, например, когда решаются вопросы войны или мира, для совещания собираются три главных племени Западного Кавказа. На общий совет прибывают соседние старейшины.