Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Всё усиливающиеся атаки на гнездо Шамиля продолжаются. Военные офицеры ломают головы, изобретая варианты продвижения по тропинкам, ведущим к крепости. На некоторых отрезках дорогу преграждают внезапные обвалы. Приходится дважды карабкаться по лестницам, а чтобы преодолеть сорокаметровый провал, необходимо строить лебедки и спускать, а потом, с другой стороны, снова поднимать людей и орудия в корзинах по одному.

В начале августа, несмотря на огромные потери русских, становится очевидно, что Шамиль обречен на поражение. Ожидаемые им подкрепления, с помощью которых он рассчитывал напасть на русских с тыла, не подошли. Чеченские союзники оказались вынуждены отойти далеко от места сражения. Русским удалось занять позиции по периметру горного четырехугольника, и теперь они ежедневно бомбардируют крепость. Внешние и внутренние бастионы уже лежат в руинах. По ночам осажденные повстанцы из последних сил пытаются восстановить то, что было разрушено днем. Жизнь тысяч людей в самой крепости становится невыносимой. Из-за нехватки корма забили весь скот. Воду приходится эко-номить, на дне истощенных колодцев скапливается зло-вонная жижа. Становится невозможно уносить трупы, а похоронить их можно только под кучами камней или развалин. Под палящим летним солнцем вонь становится чудовищной. Кисло-сладкий запах разлагающихся тел чувствуется даже в русском лагере, и он настолько силен, что солдаты часто вынуждены закрывать лица, чтобы не потерять сознание. Люди имама приходят в такое отчаяние от трудностей этого мира, что соперничают за право умереть. Они так устали, что начинают завидовать мертвым, как будто те оказались в раю 5.

Шамиль и сам задается вопросом: неужели Господь оставил его? Чтобы понять это, командующий мюридами решает испытать судьбу. «В один из этих дней, — рассказывает его летописец, — Шамиль сидел на открытом месте на виду у врагов. Он посадил своего маленького сына Гази-Магомеда к себе на колени. Рядом с ним, укрывшись за скалой, находился дервиш Нур Магомед. Шамиль завидовал его одиночеству, так как не было у него заботы о своей семье. Тогда Шамиль сказал про себя, обращаясь к Аллаху: “О Господи, этот ребенок — самое дорогое существо для меня. Так пошли же мне смерть пулей в середину моего лба, а затем уже и этому ребенку».

Он сильно желал дозволенной [Аллахом] смерти, а она не приходит, кроме как по желанию Аллаха всевышнего и его воли в отношении. Да и как же бы захотел мудрый и могущественный Аллах смерти Шамиля и Гази-Магомеда? Ведь он возложил на них то, что он хотел в отношении избиения враждующих неверных, покорения отступников, возвышения ислама и установления через них [Шамиля и Гази-Магомеда] дела мусульман и в здешней, и в будущей жизни» 6.

С момента взятия башни русские стоят у подножья крепости и уже несколько раз пытались штурмовать ее. Граббе разделяет войска на три колонны, которые выдвигаются к башне под бой барабанов. Начинается бойня. По тропинке, по словам Милютина, «невозможно пройти среди множества тел убитых и раненых. Неоднократно звучит сигнал к атаке, но никто не двигается с места» 7. Колонна, в которой находится сам Милютин, обнаруживает пробитые в горе бойницы, откуда осажденные в упор расстреливают русских. «Никакие приказы, никакие увещевания офицеров неспособны убедить людей идти вперед» 8. Когда один из обезумевших от ужаса солдат внезапно закричал, что видит сабли обороняющихся, «исчез сам инстинкт выживания. Даже не пытаясь укрыться за скалами, солдаты бросились бежать, пытаясь все одновременно втиснуться между берегов реки, толкаясь, скользя на камнях. Мы на деле увидели тот панический страх, который может охватить даже лучшие войска»9.