Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Пальмерстон вынужден уступить. Более того, под объединенным нажимом секретариата короля и посла в Константинополе он вынужден официально назначить Дэвида Урхарта секретарем посольства при оттоманском правительстве. При его хрупком сложении новоиспеченный дипломат похож на мальчишку с большими экзаль-тированными голубыми глазами и длинными волосами интеллектуального романтика. Молодой Урхарт, тем не менее, занимает важный пост: он подготавливает «ре-волюционный» коммерческий договор, который должен скрепить союз между двумя державами и, более секретно, обеспечить координацию тайных операций с черкесами. Кроме того, он тайно организует в Константинопрле встречи с черкесскими представителями и эмиссарами. В Порте, как называли тогда двор султана, англичанин снискал беспримерную репутацию и симпатию. Он пользуется доверием султана, который регулярно консультируется с ним, знает маленькие и большие секреты правительства и располагает рычагами влияния во всех оттоманских учреждениях. К тому же британский резидент отказался проживать со своими соотечественниками, дипломатами и завтракает в посольстве не чаще двух раз в месяц. Он поселился в традиционном турецком доме, носит широчайшие шаровары и тюрбан, снимает у входа туфли, соблюдает обычаи и ритм повседневной жизни окружающих, ест и пьет, как турки. Английская миссия шокирована: «Какой удар по английскому престижу в Константинополе! Какое непростительное оскорбление знамени английского превосходства перед лицом Неба!» — протестуют некоторые из его коллег14. «Лорду и леди Понсоби [послу Великобритании и его супруге] достаточно пообедать у мистера Урхарта, — отмечает некий английский адвокат, находившийся проездом в Константинополе, — чтобы составить полное представление об образе жизни турок»15.

Турки считают его своим и называют Дауд-бей. Вскоре как в Лондоне, так и в остальной Европе его знакомые стали звать его «бей», и это прозвище останется за ним до конца его дней.

В Лондоне Пальмерстоном овладевает тревога. В то время как он, терпеливо и тщательно, по всем правилам традиционной дипломатии, выстраивает союз между Англией, Францией и Австро-Венгрией, чтобы помочь Турции и создать противовес российскому колоссу, этот беспокойный мальчишка способен развязать войну, в которой Англия вовсе не нуждается. И эта тревога не совсем беспочвенна. На берегах Босфора Урхарт, возмущенный бездействием своей страны и зная напряженность черкесских надежд, решает перейти к делу. В Турции он познакомился с семейством Белл, британскими купцами, обосновавшимися на Востоке. Дом Беллов, естественно, заинтересован в полной свободе мореплавания и торговли с кем бы то ни было, как того требует официальная политика Великобритании. Равным образом Беллы считают значительным торговый потенциал обменов с Черкесией. До войны сотни турецких кораблей курсировали вдоль берегов Черного моря, продавая в основном соль, оружие и предметы роскоши и приобретая лес, изделия местных ремесел и, главное, рабов. Кавказский рынок открывал также интересные перспективы в направлении Персии и Центральной Азии, в эпоху, когда коммерция еще не располагала преимуществами будущего Суэцкого канала.

Российский военный флот блокировал побережье, но Великобритания никогда не признавала официально Черкесию владением царя и рассматривала эту торговую блокаду как незаконную. Годом ранее британское судно «Лорд Чарльз Спенсер», пытавшееся пристать к берегу, уже подверглось досмотру, что спровоцировало дипломатический скандал между двумя государствами. Впрочем, личный представитель английского короля, вице-консул Джеймс Брант, сумел высадиться на берег и вернулся из этой экспедиции горячим защитником черкесской не-зависимости. Итак, Урхарт убедил Белла-сына взломать русский засов и тем самым подтвердить суверенные права британской коммерции с риском, а может, и с надеждой, спровоцировать международный кризис.