Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Итак, черкесы будут выселены, но куда? И кем их заменить? И как организовать этот исход на территориях, охваченных бесконечным восстанием? Мнения на сей счет расходятся, и царь решает провести совещание с Особым комитетом, созданным для этой цели. Так решается вопрос о депортации целого народа и способах ее проведения.

Ввиду занимаемого положения главным действующим лицом становится наместник Кавказа и главнокомандующий армейским корпусом, ведущим операции в горах, князь Александр Барятинский. Он выступает за постепенное, по мере продвижения русских, выселение черкесов на донские равнины, занятые казаками, где места хватит на всех. Тем самым туземцы получат возможность удовлетворить свои потребности и останутся под бдительным контролем ударных войск Его Величества. А для заселения побережья на смену изгнанникам Барятинский предлагает перевезти из ближайших казацких станиц «пятьдесят восемь тысяч голов мужского пола»37. Только таким путем, по мнению победителя Шамиля, можно «урегулировать черкесскую проблему». Но всего авторитета, всех лавров недавнего победителя и всей поддержки, на которую может рассчитывать Барятинский, включая поддержку со стороны своего друга детства Александра II, оказывается недостаточно, чтобы получить карт-бланш на проведение этой акции. Его предложение, поддержанное военным министром, наталкивается на сильное сопротивление со стороны Особого комитета, созванного в Санкт-Петербурге. Член комитета генерал Коцебу обрушивается с резкой критикой на план Баря-тинского, который вызовет, по его словам, только «самое жестокое сопротивление, с каким нам приходилось иметь дело, беспощадную войну, которая окончится лишь после того, как Кавказ будет превращен в пустыню»38.

Никакие прекрасные обещания, никакие плодородные земли не заставят черкесов уйти из гор, «ни богатство, ни роскошь, ни нега не убедят их расстаться с родиной», заявляет Коцебу в письме царю39. С чисто военной точки зрения, не говоря уж о гуманитарных соображениях, которыми не сможет пренебречь такое цивилизованное государство, как Россия, подобная стратегия подтолкнет черкесского противника к войне не на жизнь, а на смерть, которая дорого обойдется России. Коцебу не одинок в этом мнении. Его разделяет большинство членов Особого коми-тета, составленного Его Императорским Величеством. В официальном ответе, озаглавленном коротко «Мнение комитета», группа мудрецов вначале опровергает доводы о якобы невозможном подчинении черкесов, приводимые Барятинским и Милютиным. Напротив, полагают члены комитета, управлять ими было бы проще, чем, например, чеченцами, хотя бы потому, что уроженцы Западного Кавказа менее привержены исламу. Проект заселения черкесских земель казаками также не находит одобрения со стороны комитета, так как требует колоссальной организационной работы и будет чересчур обременительным для государственной казны. Но наибольшее осуждение вызывает идея насильственного выселения горцев: «Учитывая глубокую привязанность горцев к своей родине, своим долинам, своим обычаям и образу жизни, учитывая также, что они воспринимают любое удаление от своих гор как ссылку на каторгу, нельзя сомневаться, что выселению в донские степи они предпочтут смерть, и можно с уверенностью утверждать, что целые племена и отдельные семейные кланы не подчинятся таким условиям и что этот план приведет не к их подчинению, а к их истреблению»40. В данных обстоятельствах, заключает Особый комитет в своем послании царю, «переселение враждебных племен с правого фланга кавказского фронта на придонские земли с целью добиться их подчинения представляется нам невозможным»41.

Это — настоящая пощечина наместнику Барятинскому. Он получает копию доклада комитета на курорте Боржоми, где принимает воды, и приходит в ярость. Комитет, пишет он царю, подошел к рассмотрению его предложений крайне тенденциозно, он, Барятинский, вовсе не предлагал решения, «основанного на истреблении всего коренного населения». Кто осмеливается приписывать ему «столь бесчеловечные намерения»?42 Это настолько недостойно, что он даже не считает необходимым оправдываться.