Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В течение трех лет Черноморское побережье заполнено переселенцами.

И зимой, и летом оборванные толпы стекаются в импровизированные лагеря. Их пропитание зависит от ве-ликодушия русских гарнизонов, а завершение пути — от великодушия проводников. Черкесы пытаются продать последнее из своих скудных запасов, чтобы заплатить за проезд. Цены на рынках, спонтанно возникающих на берегу, по всему побережью, совершенно невероятные; «быка можно купить за рубль-два, а барана — за двадцать—двадцать пять копеек», — пишет Дроздов60. Самое ценное для горцев после оружия, лошадей, сбывают первому встречному. Некоторые пехотные офицеры замечают, что солдаты покупают боевых коней за сигарету. «Что ты будешь делать с этой скотиной?» — кричит некий квартирмейстер своему дневальному. «Погуляю, через реку перееду, а потом брошу», — отвечает тот61. Офицер Семен Эсадзе, наблюдающий за происходящим, признается, что был «заворожен»: «С утра до вечера на базаре толпились люди: абадзехи, шапсуги, греки, турки, наши солдаты и офицеры. Главный объект сделок — оружие. Горцы знали, что им запрещено ввозить его в Турцию. За старинный клинок хорошего качества раньше отдали бы десятки рабов, сотни овец. А теперь все уходило за бесце-нок. Каждый день турецкие каики принимали на борт переселенцев. Горцы стреляли в воздух из ружей, проща-ясь с родиной, где оставались могилы их отцов и дедов. Некоторые, выстрелив в последний раз, в отчаянии бро-сали оружие в морские волны»62.

На пляжах и дебаркадерах свирепствуют эпидемии тифа и оспы. «Необходимо как можно скорее очистить побережье», — пишет военному министру новый главнокомандующий Кавказской армией Великий князь Михаил, брат царя, Действительно, действовать нужно как можно быстрее, потому что ситуация на побережье ухудшается с каждой неделей. В последние месяцы никому не нужные беженцы с гор поражают даже русских солдат. Когда в феврале 1864 года, после нескольких месяцев горных экспедиций, батальон Дроздова выходит наконец к морю, ему открывается «невероятное зрелище»: «Повсюду валяются трупы детей, женщин, стариков, неодетые, наполовину обглоданные собаками; беженцы, с заострившимися от голода и болезней чертами, еле передвигают ноги от слабости и падают от истощения, становясь еще заживо добычей для голодных псов»63.

Средств катастрофически не хватает. Нет крыши над головой, нет медицинской помощи, нет денег. И, наконец, из-за эпидемий уменьшается число перевозчиков. «Чтобы преодолеть эти трудности, — пишет брат царя, — я отдал крейсерам приказ прекратить досматривать в море суда с беженцами на борту и, поскольку я думаю, что одной этой меры будет недостаточно, считаю необходимым назначить вознаграждение владельцам маленьких судов, вывозящих горцев, в размере, не превышающем, однако, десяти рублей за семью. Его Императорское Величество соблаговолил дать соответствующие приказы и разрешил мне истратить на эти цели сто тысяч рублей»64. Опасаясь, что турки могут закрыть свои порты, русские мобилизуют торговый флот и даже несколько военных кораблей (испросив в этой связи разрешения нарушить условия Парижского мирного договора), которые могут принять на борт тысячи эмигрантов. На участках побережья, не контролируемых военными, беженцев перевозят сотни маленьких лодок-каиков, принадлежащих турецким рыбакам, — разумеется, не бесплатно.

Привлеченные легким заработком, сюда устремляются перевозчики со всей Малой Азии, суда переполнены, «что называется, под завязку», как свидетельствует француз Фонвилль. «Туда, где обычно размещаются пятьдесят или шестьдесят пассажиров, вталкивают по три-четыре сотни»65. При первом же сильном порыве ветра эти суденышки опрокидываются и люди падают в воду. Больные, ослабленные, затравленные, они быстро тонут. Некоторые бесчестные перевозчики, не колеблясь, сбрасывают за борт сперва трупы, потом больных и, наконец, выйдя в открытое море, избавляются от всех пассажиров, предварительно ограбив их до нитки, а потом возвращаются за следующей партией. Но даже если кому-то удается пережить путешествие по морю, это еще не значит, что он оказывается в безопасности.