Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

— Мы уже убедились, — отвечали старшины, — что все надежды наши на постороннюю помощь — мечта; мы видим, что остались одни. Но мы все-таки остаемся убыхами, мы все-таки целый народ и, кажется, можем для своего блага вступать в сношения и заявлять свои требования.

— Вам ли, убыхам, переговоры вести? Победите нас, прогоните войска. Ведь вы сильны, могучи!

— Трудно теперь нам надеяться на победу. Но мы можем нанести вам много вреда и желали бы покончить дело мирным путем. Мы хотим срока только месяца три; мы все желаем выйти в Турцию: у нас есть больные, есть имущество; многие живут далеко от берега. А до тех пор мы просим не вводить войска в нашу землю. Мы знаем, — продолжал старый Эльбуз, — что требования русских мы должны исполнять. Мы и теперь народ уже упавший, но лежа просим у вас милости. Великодушию и благородству свойственна милость…

— Нечего рассказывать сказки! Я знаю вас насквозь. Вы еще счастливы, что я не сейчас иду к вам: еще есть время всем выйти на берег. А кто не знает, как идти к берегу, пусть спросит у шапсугов и абадзехов».

Этими словами Гейман закончил переговоры, и стар-шины поняли, что участь их народа решена беспрекословно71.

В последовавшие недели русский генштаб формирует четыре колонны, которые должны воссоединиться у Ахчипсу, последней долины, еще удерживаемой неукротимыми повстанцами. Клещи сжимаются к середине мая. Села, расположенные на пути могучих формирований, еще пытаются затормозить их продвижение, устраивая небольшие перестрелки и засады. Совершенно неравная борьба не прекращается до самого конца. 20 мая главнокомандующий великий князь Михаил наблюдает, как после четырехдневного пути через леса и скалы колонны Кавказской армии соединяются в селении Каабда, в самом центре долины Ахчипсу. Всякое сопротивление прекратилось, русские стали хозяевами Кавказа.

21 мая на большой поляне в Каабде православные свя-щенники идут во главе колонн военного парада в ознаменование окончания Кавказской войны. Она стала самой долгой за всю историю российской армии и одной из са-мых жестоких, ибо унесла более четырехсот тысяч жизней слуг империи, не говоря о немыслимо высокой цене, заплаченной народами Кавказа.

Стоящий на пригорке в окружении своих генералов Великий князь обращается к солдатам:

«— С чувством искренней радости и уважения к вашей доблести поздравляю вас, солдаты Кавказской армии! Я приветствую завоевание вами Западного Кавказа и окончание Кавказской войны. Ваше мужество в сражениях, ваше беспримерное упорство при выполнении самых трудных задач, несмотря на все лишения, сослужило огромную службу вашему Государю и вашему Оте-честву…»72

Бьют барабаны, поют горны, торжественно проносятся знамена армейских корпусов. Сообщение об оконча-тельной победе направлено Александру II, и тот немедленно отвечает телеграммой: «От всей души благодарю всех командующих, офицеров и солдат с замечательными свершениями, увенчавшимися полным успехом. Я более чем когда-либо горжусь ими»73.

В течение еще нескольких месяцев и даже в 1865 году императорские войска будут оставаться в горах, отлавливая жителей отдельных аулов, упорно не желающих сдаться или уехать в Турцию. Войдя в эти селенья после суровой зимы, русские солдаты чаще всего находят нескольких истощенных горцев, которым уже недостает сил, чтобы похоронить умерших. Победа одержана без капитуляции противника. Он просто уничтожен. Слова, которыми заканчивает свои военные воспоминания офицер Дроздов, заставляют задуматься о многом: «Мы чувствуем невольное уважение к этому противнику, который, невзирая на относительно небольшие силы, умел в течение стольких десятилетии биться против титана и умирать, не издав ни единой жалобы»74. Далее Дроздов сдержанно замечает: «Отныне в Кубанской области можно встретить медведя, волка, но нет уже ни одного горца»75. Западная часть массива обезлюдела. В Тифлисе некий офицер немецкого происхождения, работающий над картографией Кавказа, готовит обзор по всем народностям, населяющим регион. Чтобы отметить место проживания каждой из них на карте, ему требуется несколько десятков цветов. На западе целый сегмент горного массива остается чернобелым. Unbewohnt, пишет картограф в легенде карты. Необитаемо.