Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

СВАСТИКА НАД ЭЛЬБРУСОМ

ПРОРЫВ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА НА КАВКАЗ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

1

Операция «Эдельвейс»

Молодой офицер альпийских стрелков вермахта, сидящий на камне перед связками канатов и рюкзаками из грубой ткани, смотрит вдаль. За его спиной, на фоне голубого неба с редкими облачками, возвышается белый конус Эльбруса с черными отметинами потоков лавы на склонах. Фотография снабжена помпезной подписью: «Исполненные чувством силы и молодости немецкие альпийские стрелки увенчали бои на Кавказе символическим подвигом: они совершили восхождение на Эльбрус, самую высокую гору массива, и достигли ее вершины на высоте 5642 метров. На снимке — один из руководителей восхождения, кавалер Рыцарского креста лейтенант Шпиндлер, после спуска»1.

С первых дней сентября 1942 года газеты Германии и стран, оккупированных силами Оси, посвящают первые полосы важному событию, сообщая о нем под самыми крупными заголовками: группа немецких солдат овладела высочайшей вершиной Кавказа. Они водрузили на нее Reichskriegsflagge, военный штандарт немецкой армии, который теперь символически парит над всем югом России и над территориями, где живут кавказские народности и которые рейх собирается вот-вот включить в число своих завоеваний. На фотографиях, отретушированных специалистами по пропаганде, можно увидеть красночерный флаг со свастикой и железный крест, установленные над тригонометрическим знаком, который указывает точное местонахождение вершины. Флаг развевается на ледяном ветру между знаменами первой и четвертой горно-стрелковых дивизии, где служат герои-альпинисты. На фоне ясною неба группа солдат, вооруженных ледорубами и веревками, любуется панорамой гор.


Событие действительно имело место, но все снимки — это чистая работа пропаганды. Несколько дней назад специальная группа альпинистов действительно покорила Эльбрус, но знамя, которое можно увидеть на страницах всех газет рейха, установили не первопроходцы. И люди, запечатленные на фотографиях, — вовсе не главные действующие лица этой истории. Истинную победу над Эльбрусом увековечил Эуген Хоф, горный фотограф, специально прикомандированный к группе, чтобы вести отчет о ее свершениях, но все произошло во время снежной бури, под свирепыми порывами ветра, в условиях, когда видимость упала до одного метра. Альпинисты со смерзшимися ресницами, в обледеневших очках не могли точно установить свое местоположение и поставили знамя на маленьком бугорке, который показался им самой высокой точкой. Не успели они воткнуть древко в фирн, как ураганный ветер разорвал флаг в клочья. Печатать такие снимки было невозможно. Что касается лейтенанта Шпиндлера и его «чувства силы и молодости», то он на самом деле принимал участие в восхождении, но потом товарищам пришлось втягивать его, обессиленного, измученного горной болезнью, неспособного сделать еще один шаг, в убежище по обледеневшему вулканическому склону. Эльбрус был покорен, но пропагандистская операция провалилась. В интересах дела пришлось организовать новые съемки загорелых молодых людей на фоне голубого неба. Читатели газет запомнили именно эти лживые фотографии, а растиражированы они были настолько, что уже после войны судам приходилось заниматься бесконечными исками фотографов, оспаривавших друг у друга права на «первые» снимки этого исторического события.

Операция получила кодовое название «Предприятие Эльбрус», и армия готовилась к ней несколько месяцев. Немецкие военные специалисты прекрасно понимали, что с тактической точки зрения взятие вершины не играет никакой роли. Тем не менее, генерал-майору Ланцу, командующему первой дивизией альпийских стрелков, поручили спланировать операцию, официально признанную «не имеющей решающего военного значения»2. Впрочем, генерал убежден, что психологическое значение подобного успеха стоит того, чтобы на небольшой срок отвлечь нескольких представителей лучших горных подразделений от выполнения их прямых задач. Весь Советский Союз, в частности народы Кавказа, воспринимает Эльбрус как символ. Игра стоит свеч. Кроме того, Хуберт Ланц, как страстный охотник, знает, что с помощью эффектных поступков можно привлечь внимание к своему подразделению и напомнить о собственных заслугах. Ему представляется уникальный случай, и генерал не скрывает, что видит во сне, как его люди поднимаются на «крышу Европы».